Что не так с антиутопиями? На примере фильма «Тайна 7 сестёр»


Новости здесь.

В современной фантастике жанр антиутопии, описывающий возможные негативные сценарии развития будущего человечества, является доминирующим. Даже простой поиск по ключевым словам «утопия» и «антиутопия» на КиноПоиске выдаёт соотношение 1 к 7 в пользу второго варианта. Хотя в действительно этот разрыв ещё значительнее, так как большинство фильмов из первого списка не имеет ничего общего с какой-то созидательной повесткой.

При этом жанр антиутопии сам по себе не плох – ведь указывать обществу на возможные ошибки в развитии тоже необходимо, и с этой точки зрения «изображение общественного строя, представляющегося автору нежелательным, отталкивающим» может быть вполне оправданным и полезным. Однако, чтобы это творчество действительно несло благо зрителю, мало показать некое «негативное состояние», создатели фильма должны ещё указать и на причины перехода к нему, продемонстрировать близкие к реальности пути предотвращения негативной матрицы. А вот этого как раз чаще всего в современных антиутопиях и нет, в результате чего их созидательный потенциал стремится к нулю.

Фантастика «Тайна 7 сестер» представляет собой как раз такую историю. По сюжету к середине 21-го века Земля оказалась перенаселена, и страны Европейского Союза, в котором и разворачиваются основные события, занялись регулированием рождаемости, установив требование: одна семья – один ребёнок. Машина пропаганды развёрнута на полную катушку — по телевидению рассказывают о необходимости ограничительной политики, стены залеплены агитационными плакатами, лишних детей отбирают и якобы погружают в длительный сон до лучших времён.

В этих условиях в одной из семей рождается семь дочерей-близняшек, и их дедушка решает сохранить детей путём введения строгих правил поочерёдного выхода из дома. Всю жизнь им приходится скрываться от окружающих, изображая из себя одну и ту же личность.

Начинается фильм достаточно мягко: девочки растут, дедушка о них заботится, обучает их – они показаны дружной и заботливой семьёй. Первые полчаса просмотра складывается впечатление, что нам расскажут красивую историю, как сплочённость и взаимовыручка помогают не только выжить в трудных условиях, но и преобразовать общество, которое явно идёт по пути построения античеловечного концлагеря. Однако вопреки ожиданиям дальше начинается просто мясорубка, и фильм превращается в кровавое месиво, полное жестокости, насилия, садизма, убийств и подлости.

Глядя на то, как сценаристы хладнокровно расправляются с каждой из сестёр, как превращают их дедушку в садиста (флешбэк с отрезанием пальцев внучкам для сходства друг с другом), как нивелируют ценность семьи, как пытаются оправдать предательство беременностью, — становится тошно и неприятно, чувствуешь себя в очередной раз подло обманутым злобными «киносказочниками». Все созидательные понятия из первой части фильма по мере развития событий оказываются перевёрнутыми и запятнанными наркотиками, похотью, кровью. Дополняют всё это двуличные речи главного антагониста Николетт Кейман, которая возглавляет Бюро распределения детей. Ей единственной авторы доверили зачитывать монологи про заботу об обществе, сохранение будущего, из-за чего складывается впечатление, что она, конечно, садист, но садист поневоле. Что её дело хоть и аморальное, но оправдано обстоятельствами.

Кто-то возразит: «так развивались события, ведь показан жестокий мир будущего, у дедушки не было выбора и т.д.» Но ведь события в фильме придумывают авторы, и это их выбор, по какой дорожке пустить главных героев, какие обстоятельства будут вокруг них. Это их выбор — разрушить или спасти семью. Это их выбор — свести всю проблематику экологической катастрофы к примитивному ответу: «надо просто убить лишних людей». А разве это единственный ответ на проблему? Разве нельзя предложить ограничение потребления, переработку отходов, освоение космоса, преображение человека и любые другие варианты?

После первой «наживки», когда нас влюбляют в милую и дружную семью, включается вторая «приманка», увлекающая зрителя детективной составляющей и заставляющая гадать, кто же из семи сестёр предал остальных. А тем временем в подсознание заинтригованной и шокированной аудитории фоном транслируется множество вредных идей:

  • античеловечную систему можно сломать или изменить лишь силой оружия и насилия;
  • сокращать население в любом случае придётся, и те, кто этим занимаются, не такие уж плохие ребята;
  • привыкайте к виду крови, к жестокости, становитесь чёрствыми, бесчувственными;
  • убивать можно всех, даже детей;
  • мир жесток и несправедлив, будущее ужасно.

Финальная сцена, в которой противник якобы повержен, показана так, что у зрителя остаётся устойчивое впечатление — «не верю!». Потому что идеология хозяев этого жестокого киношного мира прописана достаточно подробно и аргументировано, а всё, чем авторы наделили главных героинь, — это потребительскими взглядами и желанием уцелеть. Никакой идеи у них нет – они даже ни разу не рассуждают о том, как можно было бы жить по-другому. В своих немногочисленных диалогах они только жалуются на своё трудное положение, бухают, обсуждают вкус обеда или свой сексуальный опыт. Это собственно и есть то, чем предложено заниматься зрителю, сопереживающему таким персонажам.

Просмотр подобных фильмов не только не мотивирует работать над собой и трудиться для исправления негативных тенденций, которые могут реализоваться в жизни общества, но наоборот — формирует у массового зрителя депрессивные настроения и понижает его нравственный и интеллектуальный уровень. Защитой от такого негативного программирования психики служит привычка критически оценивать весь просматриваемый медиаконтент с позиции ответа на вопросы: «чему он учит?» и «какие цели преследовали авторы и спонсоры?»

https://vk.com



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *