Что ждать от новой пятилетки Лукашенко. Александр Халдей


Новости здесь.

Эпидемия вируса выжигает рейтинг Лукашенко с эффективностью боевого лазера

Победа действующего президента Белоруссии Александра Лукашенко на августовских президентских выборах не только не вызывает сомнений в мировом общественном мнении и экспертных кругах, но и положена в основу долгосрочных политических прогнозов всех соответствующих институтов.

Мы не будем касаться проблемы легитимности выборов Лукашенко. Здесь не будет ничего нового – их так же признают не все и с оговорками. Будут и те, кто не признает их вовсе, но это будут не США и не Россия, а этого довольно для их оценки. Исходить стоит лишь из факта их результата. Экстраполяция нынешних тенденций на ближайшую пятилетку Лукашенко вполне оправдана и позволяет судить о состоянии белорусского режима и направлениях его эволюции.

Уже ясно, что при Лукашенко отношения России и Белоруссии не будут лучше. Созданный потенциал конфронтации обусловлен расходящимися потребностями политических элит, переживающих как в России, так и в Белоруссии, процесс трансформации. Российские элиты постепенно отходят от советских шаблонов интеграции, в которой испытывают возрастающую нужду, тогда как белорусские элиты дрейфуют в сторону сепаратизма и усиления западного вектора влияния в Белоруссии, рассчитывая тем самым получить поддержку в противостоянии интеграционным стратегиям России.

Запад готов поддержать Лукашенко материально, но взамен он требует гарантий и перспектив для прозападного политического класса, который в своём ядре уже сформирован усилиями многочисленных НКО. Белорусская власть превратилась, по мнению некоторых экспертов, в самодостаточный прозападный институт, создающий смыслы и подмявший под себя лукашенковскую бюрократию, даже не понявшую, где и когда она утратила собственную субъектность и превратилась в объект управления.

Лукашенко деньги взять готов. Но гарантий давать не хочет. Он понимает, что западный институт в Белоруссии растёт, но надеется сохранить над ним контроль в будущем. Несомненно, что в следующие пять лет этот процесс продолжится – западный институт продолжит укрепляться и политический ресурс будет всё больше перетекать к нему вместе с ресурсом административным.

Риторика Лукашенко в отношении России будет всё более конфликтной и враждебной. Понимая, что все интеграционные проекты при Лукашенко не имеют перспективы, Россия решает, какой тип отношений с Белоруссией ей выбрать. По сути, будет продолжен нынешний курс уклонения от конфликта с медленным сворачиванием дотирования белорусской экономики. Экономические преференции без политических перспектив осознаются как нецелесообразные.

При этом Россия избегает резкого обрушения экономики Белоруссии, полагая, что такое крушение приведёт к власти радикально прозападные группы, уже завербованные и консолидированные с санкции Лукашенко. Такая медленная стратегия неминуемо ускорит уже начавшиеся процессы формирования приватизационного ядра в ближайшем окружении Лукашенко, по сути уже приступившего к приватизации нефтеперерабатывающих и калийных предприятий, обладающих главным экспортным потенциалом. Так в эволюции ядра политического класса Белоруссии обозначились олигархические процессы, которые имеют тенденцию к развитию в ближайшие пять лет.

В силу малых размеров территории и экономики, олигархическая система в Белоруссии в виде конкуренции нескольких групп, уравновешивающих друг друга, невозможна. Пирог прибыли слишком мал, чтобы его делить с кем-то другим. В эволюции политического класса Белоруссии начались процессы концентрации власти и собственности, то есть процессы монополизации.

Вызвано это тем, что Лукашенко впервые за всю историю своего правления встал перед необходимостью передачи по наследству того ресурса, который он сумел сконцентрировать в своих руках за весь предыдущий период. Если раньше он довольствовался приватизацией государства, сохраняя то, что оппоненты ошибочно называли заповедником социализма, то теперь ему нужна приватизация собственности, причём, ключевых предприятий, чтобы не оставлять конкурентам экономической базы для политических амбиций.

Если помнить, что любая монополия – это загнивание, то можно прогнозировать тенденции углубления внутриэлитного раскола в Белоруссии. И в этом расколе оставленный без наследства сегмент политического класса будет искать поддержки там, где ему дадут гарантии. Опыт Украины, искавшей помощи Запада, показывает, что его политические гарантии фиктивны, а его экономические интересы не требуют учёта интереса местных игроков. Запад приходит не с целью усилить, а с целью разорить и ослабить, понимая захваченные территории как обезвреженных конкурентов.

В этой ситуации у определённой части белорусских элит возникнет соблазн вступить в торги с руководством России. Консенсус может быть достигнут за счёт той собственности, что сейчас попала и попадёт в дальнейшем в руки группы под названием «Семья Лукашенко» по примеру «ельцинской Семьи». Именно эти предприятия будут предлагаться российскому бизнесу в обмен на гарантии получения своей доли обделёнными лукашенковскими чиновниками в других отраслях белорусской экономики.

Лукашенко понимает, что обиженная часть его класса скоро станет договариваться с Россией за его счёт. Всё это усилит репрессивные тенденции в Белоруссии, ускоряя кризис и дальнейший раскол правящего класса. Катализатором этого процесса станет постепенное сокращение российских дотаций и растущее кислородное голодание белорусской экономики.

Таким образом, можно предполагать – просто в качестве одной из гипотез – что стратегия российского руководства в отношении Белоруссии предусматривает процессы естественного разложения режима Лукашенко, лишённого экономической базы и вынужденного начать схватку внутри себя за оставшиеся ресурсы. Риск полного разворота политического класса в Белоруссии на Запад при этом остаётся весьма существенным и вероятным.

Однако надо понимать, что такой разворот возможен только после силового захвата политического пространства Белоруссии Западом, так как означает для обделённого сегмента белорусской элиты полную утрату всех надежд на будущее. В постлукашенковской Белоруссии украинского типа будет сформирована совершенно другая элита, и никакие заслуги нынешних чиновников в расчёт приниматься не будут.

Надо сказать, что белорусские чиновники это прекрасно понимают. Их стратегия выживания сегодня сводится к тактике – каждый день избегать смертельных угроз и не совершить ошибку. Именно потому монолитная сплочённость правящего класса Белоруссии вокруг Лукашенко и его целей обманчива. Любое окружение властителя живёт собственной жизнью и вынашивает свои интересы. И когда руководитель уже не может обеспечить им всем гарантии выживания, они выходят из подчинения и формируют структуры перехвата власти.

Таким образом, можно прогнозировать, что следующая пятилетка Лукашенко будет характеризоваться усилением его дрейфа на Запад, антироссийского тренда и возрастания процессов монополизации и конфликта интересов разных страт правящего класса. Это деструктивный конфликт, в котором невозможен компромисс и отсутствует зона возможного соглашения. Это игра с нулевой суммой: победа одной стороны всегда проигрыш другой. Национализм не будет общебелорусской скрепой, так как он будет кормить лишь выигравшую часть элиты и обслуживающих её бизнес и СМИ, владеющих своим электоратом. Проигравшие группы не станут поддерживать этот тренд по прагматичным соображениям, просто оставаясь к нему равнодушными.

В ближайшие пять лет Белоруссия станет полем активной борьбы спецслужб разных стран, старающихся направить эволюцию этой страны в выгодном для себя русле. Стремительно теряющая ресурс Белоруссия в этой борьбе всё больше будет превращаться из игрока даже не в фигуру, а в шахматную доску, на которой другие фигуры, двигаемые другими игроками, разыгрывают свои партии.

Важным рычагом ослабления Лукашенко станет проблема внешней задолженности Белоруссии. Кредиты, которые сейчас Лукашенко с радостью берёт под ближайшие цели, в долгосрочном плане являются средством ослабления его власти. И в нужный момент это рычаг будет использован полностью, в чьих бы руках он ни находился.

За каждым Иваном Грозным приходит своё Смутное время. За каждым Петром приходит своё междуцарствие. За каждым Сталиным приходит эпоха критики культа личности. За каждым застоем приходит своя перестройка. Мы не даём здесь оценки этим явлениям, мы лишь подчёркиваем неизбежность чередования этих периодов. Любой автократ заканчивает распадом заточенной лично под него системы и предательством ключевых опорных персон.

Конец очередного наступающего пятилетия власти Лукашенко будет похож на последние годы жизни Сталина. Разложение режима, уже пережившего пик своего расцвета, видится неизбежным и уже демонстрирует первые признаки. Уже видны несовпадения стремлений Лукашенко, Румаса, Макея и Мясниковича, а самое главное, стоящих за ними элитных групп. Детализация этого вопроса лишь расширит круг лиц и точек несовпадения интересов.

Ещё рано гадать, кто в Белоруссии станет своим Маленковым, Берией и Хрущёвым, но уже можно сказать, кто там станет Сталиным. Эпидемия коронавируса, дополнив эффект экономического упадка, выжигает рейтинг Лукашенко с эффективностью боевого лазера.

В Белоруссии на глазах формируется молчаливый протест прежде лояльного и равнодушного населения, что проявилось в низкой явке на Параде Победы, несмотря на принуждение и давление власти. Главные проблемы Лукашенко начнутся не до, а после августовских выборов.

Все эти процессы уже начали вызревать и за пять лет сформируются полностью. Предсказать судьбу Белоруссии за пределами этого срока сейчас не решится никто.

Александр Халдей
https://regnum.ru



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *