«Delfi. lt», Литва: самый большой вокзал Литвы — царство наркоманов и пьяниц


Новости здесь.

Во время карантина на Вильнюсском железнодорожном вокзале почти не осталось пассажиров, пусто как после апокалипсиса, зато изо всех углов вылезают напоминающие зомби пьяницы, наркоманы и воры. Более оживленное движение наблюдается у ломбардов, где бедные люди сдают мало-мальски ценные вещи. Это неприглядной ситуацией интересовался журналист Delfi Ориюс Гасановас.

«Delfi. lt«, Литва

Если, не приведи Господь, в ближайшие дни вам понадобится куда-то ехать с Вильнюсского вокзала, предупреждаю, картина там не очень приглядная. Пока Литва жила в обычном режиме, застарелые проблемы этого места сливались с общей картиной и настолько явно не выделялись. Сейчас все как на ладони. Не осталось ни иностранных туристов, ни литовцев, которые ездят по своей стране. Все на карантине, пассажиров там раз, два и обчелся. Тишина. Но нельзя сказать, что спокойствие.

Кажется, что с пассажирами куда-то пропали и все работники вокзала, охранники. Вот ситуация: парадная дверь вокзала, репрезентационная, — что там сейчас? Рядом с ней трое едва стоящих на ногах мужчин орут на такую же пьяную даму. Та пытается сидеть на корточках, но все время заваливается набок. Ее пытаются поднять, бранят, а она не может оставаться в сидячем положении. Тут слышу крик, русский мат, смотрю, оказывается, это таксисты перекрикиваются. Они советуют мужчинам, которые не могут сладить со своей дамой, «оттащить ее ко всем чертям».

Таксистам картина явно по душе, она их веселит. Журналист спрашивает у них, часто ли здесь такое можно увидеть? Они смеются и отвечают: «Каждый день». Вильнюсский автовокзал — с давних пор, по мнению журналиста, является позором столицы. Если бы не красочные рекламы магазинов в здании, можно было бы подумать, что этот вокзал находится не в стране ЕС, а где-то в российской глубинке — Волгограде или Уфе.

Фотограф, которая была с журналистом, задалась вопросом, изменилось ли на вокзале что-то с 1974 г., когда его построили и открыли. В помещении вокзала людей нет, у касс натянута стоп-лента. Нет никаких объяснений, где можно купить билеты, никакого намека на охрану. Делай, что хочешь. На стоянке, где обычно останавливаются автобусы, пусто — автобусов нет, но есть несколько человек. Люди объяснили, что никакой новой информации на вокзале нет, автобусы ходят редко и все время опаздывают.

Видимо, перед тем как уйти на карантин, работники вокзала забыли дойти до места с расписанием и обновить там информацию. Выяснилось, что люди, стоявшие на платформе, ждали автобус. Одна женщина ехала в Шумскас. Она нашла в здании какого-то мужчину, который заверил ее, что автобус будет, но женщина его не дождалась. «Уже час жду, никакой информации нет, но вот жду, может, приедет, в Вильнюсе мне негде остановиться», — сказала женщина.

Была на платформе и парочка. Оказалось, у них здесь свидание. К мужчине из Вильнюсского района приехала женщина из Варенского района. Они встретились на вокзале в столице. В Вильнюсе им некуда пойти, все закрыто. Вот они и решили посидеть на вокзале. Мужчина рассказал, что на вокзале небезопасно, никто за порядком не смотрит, ходит много пьяных бомжей и мешают свиданию. Мужчина с женщиной сказали, что будут пытаться вернуться домой, но не знают, как — расписание неизвестно, кассы не работают.

Самой печальной из людей на платформе была Раймонда. Она ждала автобус в Тракай, но он не пришел. Женщина ждала час. «Такое тяжелое время настало. Никуда невозможно поехать. Моя мама живет в деревне, в Молетском районе. Она не может съездить в Молетай за покупками, автобусов нет. Я хотела отвезти маме необходимое, но из Вильнюса тоже автобусы не идут», — со слезами на глазах рассказала Раймонда. За все время карантина она в первый раз приехала в Вильнюс, потому что дома скучно сидеть. Женщина хотела поездить по разным районам Вильнюса. Но, приехав на вокзал, расстроилась. Ни в одном киоске не продавали талончики. «Я пошла в киоск, а мне говорят, что сейчас надо покупать какую-то карту или электронный билет. У меня нет интернета, нет этой карты, вот я и не могу никуда поехать», — рассказала женщина из Тракай о провалившихся планах. Кататься «зайцем» она не рискнула. Вот теперь пытается вернуться в Тракай. Но и тут проблема — нет автобуса. «Автобусы ходят редко, людей нет, плохая ситуация. Не знаю, что будет дальше», — печально произнесла Раймонда, сожалея, что потратилась на поездку.

После осмотра платформ, журналист отправился знакомиться с окрестностями вокзала. Его удивило большое количество ломбардов, которые работают в металлических торговых киосках. Ломбарды работают и в карантин. На отсутствие клиентов не жалуются. Журналист видел, как женщина пыталась заложить цепочку, но сделка не удалась. На вопрос журналиста, почему? Женщина только выругалась.

Более разговорчивым оказался Эдгарас, который принес в ломбард телефон Samsung. «Работы нет, ничего нет. Я работал на стройке электриком, начался карантин, — и все. Никому я не нужен. Стройка стоит, денег не платят, компенсацию не заплатили», — пожаловался мужчина, живущий в районе вокзала. После оплаты коммунальных услуг Эдгарасу не на что жить, вот он и сдает в ломбард разные вещи. «Был у меня компьютер, я на нем фильмы смотрел, но когда думаешь, что лучше — фильмы или еда, тогда компьютер не нужен. Сдал его, но с возможностью вернуть», — сказал он, заметив, что за ноутбук получил 100 евро. Выкупить он его может в течение месяца за 120 евро.

На вопрос, удастся ли накопить 120 евро, он сомневается, что сможет найти работу сразу после карантина. «Увольняют людей, босс сказал, что остановится строительство, не знаю, как быть», — вздыхает он. За телефон он получит всего 20 евро, это его тоже огорчило. «Потом ломбард продает такие телефоны по 70 евро, мог бы мне 50 дать», — сказал он. По словам Эдгараса, он обошел все места, никто больше не дает. А есть надо. Сдал он и телефон. Такая грустная жизнь Эдгараса во время карантина. Рад только тому, что нет ни детей, ни жены, живет один. Из ломбарда Эдгарас пошел в магазин Iki на вокзале.

По дороге в магазин Эдгарас поздоровался с Олегом, знакомым, который уже 5 лет просит милостыню у магазина. У 35-летнего мужчины нет правой ноги, он ездит в инвалидной коляске. Олег рассказал журналисту свою печальную историю: «Ехал пьяный за рулем, попал в страшную аварию, после которой лишился ноги». С тех пор, по его словам, жизнь обернулась кошмаром — не может найти работу, лишился всего, что было. Олег живет в небольшой квартире матери в Каролинишкес. Приезжает на вокзал на троллейбусе и полдня собирает милостыню. До карантина он получал по 15 евро в день, сейчас ситуация хуже. «Вчера и позавчера было по 3 евро, сегодня вообще ничего, только центы. Плохое время, люди не думают о помощи другим, все стали только о себе думать», — сказал Олег.

Он мечтает, чтобы карантин закончился, и на вокзале снова появилось больше людей. Чем больше людей, тем больше милостыни он получает. Коронавируса Олег не боится, он считает, что на свежем воздухе не заразится. Мимо него постоянно ходят чихающие и кашляющие прохожие, но поставить какой-то щит не разрешают охранники магазина.

Покой и тишина на вокзале на руку только пьяницам и наркоманам. Двое мужчин старшего возраста идут к автовокзалу, поскольку по вечерам им сюда привозят «дозу». Они рассказали, что раньше, чтобы вколоть ее надо было уходить подальше, прятаться, а сейчас все проще: прямо напротив магазина, около моста через пути находится их «берлога», там они и принимают дозу. Они и журналисту показали свое убежище. Говорят: «Вот привезут дозу, вколем, а иглу сюда выбросим». На вопрос, не боятся ли они полиции, они лишь рассмеялись, заметив, что патрулирующим здесь полицейским все известно. «А что они мне сделают?» — вопрошает один из них (имя он назвать не пожелал, но перед объективом позировал).

Второй рассказал, почему пьяницы и наркоманы собираются у автобусного, а не железнодорожного вокзала. «Железную дорогу охраняют, туда нас не пускает охрана и полиция, а около автобусов — делай, что хочешь», — сказал Валерий. Он сказал, что бездомные могут спать, где хотят, поэтому часто спят на скамейках вокруг вокзала, никто не жалуется.

Журналист решил проверить, точно ли на железнодорожном вокзале порядка больше. Первая картина — скамья у здания, на ней спит женщина. Однако на входе в здание — контроль, во время карантина вход ограничен. Едва журналист вошел в здание, к нему подошел вооруженный охранник, спросил, куда он едет. Потом проверил, нет ли у журналиста температуры. «Если вы никуда не едете, внутрь не пускаем», — информировал охранник. Он рассказал, что в первые недели карантина пассажиров почти не было. «В день 1-2 человека, пусто, но поезда все равно ходили. Сейчас уже собираются понемногу, и 10 и 20 человек бывает на один рейс, сегодня утром у двери небольшая очередь собралась», — порадовался охранник. Он соскучился по нормальной жизни, движению людей, традиционному вокзальному шуму и суете.

Ориюс Гасановас
https://inosmi.ru



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *