Итак, новое громкое дело, новый вселенский гвалт


Новости здесь.

Перво-наперво процитируем официальное сообщение ЦОС ФСБ: «Федеральной службой безопасности Российской Федерации в г. Москве задержан советник генерального директора государственной корпорации «Роскосмос» Сафронов Иван Иванович. Сафронов, выполняя задания одной из спецслужб НАТО, собирал и передавал её представителю составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности Российской Федерации. ФСБ России возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 275 УК России («Государственная измена»). Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия продолжаются«.

Сегодня утром 30-летний Сафронов вышел из подъезда своего дома и направился к служебной машине. Открыл заднюю дверь, и к нему подошли сотрудники в штатском, которые доставили его на допрос в ФСБ. «Материалы уголовного дела в отношении Сафронова содержат секретную информацию и маркированы грифом «секретно». Все судебные процессы по этому делу будут проходить в закрытом режиме«, — рассказал источник ТАСС.

Сафронов менее двух месяцев трудится в «Роскосмосе». Известен он, главным образом, прежней работой в крупнейших системно-либеральных изданиях. Поэтому мгновенно стартовала кампания журналистской (и светлоликой в целом) солидарности, до боли напоминающая прошлогодний гвалт в защиту Ивана Голунова. «Я/Мы Иван Голунов» — «Я/Мы Иван Сафронов». В кратчайший срок изготовлены майки «Свободу Ивану Сафронову». Возле здания ФСБ на Лубянской площади тут же появились пикетчики с плакатами. Подверглись временному задержанию Александр Черных, Марианна Беленькая, Кира Дюрягина, Кирилл Кривошеев, Елена Черненко (все — «Коммерсантъ»), Майя Седова («Новая газета»), Никита Гирин (экс-«Новая газета»), Полина Никольская (Reuters), Ольга Чуракова («Проект»), Галина Сахаревич («Батенька, да вы трансформер»), Дарья Коржова и Юрий Литвиненко («Ведомости»), Анна Зиброва и Алина Дидковская (экс-Ведомости»), Мария Кузнецова («Открытая Россия), Дарья Бурлакова («Трансперенси Интернешнл») и пр. Блог Голос Мордора замечает: «Он у них априори невиновен. И был бы невиновным, даже если бы его взяли при передаче секретных сведений каким-то забугорным шпионам».

Экс-журналист «Новой газеты», однокурсник (ВШЭ) фигуранта Никита Гирин:

Оппозиционный активист Михаил Кирцер:

Мария Черных, координатор проекта «Арестанты-212»:

«Госкорпорация «Роскосмос» оказывает всяческое содействие следственным органам. Задержание Сафронова И.И. не касается его текущей работы в Госкорпорации «Роскосмос»«, — подчеркнули в пресс-службе коропорации, управляющей комической отраслью страны. Выходит, речь идёт о его журналистской деятельности. Но пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков заявил: «Это задержание никоим образом не связано с журналистской деятельностью, которой прежде занимался Иван Сафронов«. Хм, а с чем?

«Полтора месяца назад он был приглашён для освещения деятельности Роскосмоса. Доступа к закрытой информации не имел«, — сказал ТАСС гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Он добавил, что знал в течение нескольких лет знал Сафронова и «не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности«. В кабинете Сафронова в «Роскосмосе» весь день шёл обыск. «Изымаются материалы, представляющие интерес для следствия. Помещения оцеплены, сотрудники госкорпорации туда не допускаются«, — сообщал «Интерфакс».

Иван Сафронов:


Иван Иванович Сафронов — москвич, родился в 1990 году. Окончил Высшую школу экономики (ВШЭ) по специальности «журналистика». С 2010 года по 2019 год работал в «Коммерсанте», занимался освещением военного и военно-технического сотрудничества, проблематикой оборонно-промышленного комплекса и космической отрасли. «Он прославился, в том числе, доступом к высокопоставленным источникам в силовых ведомствах«, — отмечает Би-би-си. В мае 2019-го уволен «из-за нарушения редакционных правил«, после чего из газеты в знак протеста ушли все журналисты отдела политики. Тогда же о Сафронове высказался пресс-секретарь Песков: «Это один из самых талантливых и профессиональных журналистов, которых знаем«. В июне 2019-го на «Коммерсант» был составлен административный протокол за разглашение сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну. Предполагается, что дело касалось статьи Сафронова от 19.03.2019, где говорилось о планах по поставке российских истребителей Су-35 в Египет. Новость вызвала международный скандал. Госсекретарь США Майк Помпео пригрозил Египту санкциями за покупку российской техники. Вскоре текст «Су-35 укрепят египетскую силу» исчез с сайта «Коммерсанта», но стратегическая сделка на огромную сумму в результате была заморожена. После увольнения Сафронов стал спецкором газеты «Ведомости», откуда 18.05.2020 перешёл в «Роскосмос». На протяжении ряда лет Сафронов входил в кремлёвский журналистский пул.

«Отец Ивана Сафронова, также Иван Сафронов, был известным военным журналистом. С 1997 по 2007 год он работал в «Коммерсанте» военным обозревателем. 2 марта 2007 года он таинственным образом погиб — выпал с лестничной клетки своего подъезда. Официальная версия смерти — самоубийство. Якобы к этому решению подтолкнули выявившиеся проблемы со здоровьем (язва желудка — Прим.). Но многим — и коллегам, и родным — эта версия показалась неправдоподобной. Ряд журналистов тогда связал гибель Сафронова старшего с тем, что незадолго до смерти 51-летний журналист готовил статью о поставках российского оружия на Ближний Восток (о тайных поставках через Белоруссию истребителей Су-30, истребителей МиГ-29, зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-C1», оперативно-тактических ракет «Искандер-Э» в Сирию и зенитных ракетных комплексов С-300В в Иран — Прим.) и в беседе с коллегами признавался, что эта информация может стать поводом для возбуждения дела о госизмене. Статья не была опубликована — журналист погиб. Его сын пошёл по стопам отца и почти десять лет жизни отдал «Коммерсанту». До скандальной истории с поставками самолётов Су-35 Египту и сегодняшним задержанием у него не было проблем с представителями власти«, — пишет Life.

Сафронов-младший и Сафронов-старший:

Редакционные обращения в поддержку Сафронова выпустили «Коммерсантъ» («Подозрение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным. Практика последних лет показывает, что с тяжёлым обвинением в любой момент может столкнуться любой гражданин России, чья работа связана с публичной деятельностью,— будь то правозащитник, ученый, журналист или сотрудник государственной корпорации. Людям, обвинённым в государственной измене, особенно сложно добиться справедливого следствия и гласного суда: следствие неохотно допускает адвокатов, судебные заседания чаще всего полностью засекречены. В результате общественность вынуждена полагаться только на слова спецслужб, к работе которых с каждым годом возникает все больше вопросов. Журналисты, которые задают эти вопросы, сами оказываются под ударом. К делу Ивана Голунова и делу Светланы Прокопьевой теперь добавилось и дело Ивана Сафронова«), «Дождь» («Подозрения в государственной измене вызывают только шок. Ровно год назад — летом 2019 года — мы все стали свидетелями другого дела — Дела Ивана Голунова. Обвинения в его адрес тогда тоже всех поразили: попытка сбыта наркотиков. Позже все увидели изнанку этой истории, которая, к счастью, для Ивана Голунова закончилась хорошо. В этом году шокировала несправедливость в отношении журналистки Светланы Прокопьевой. По статье оправдание терроризма ей грозило шесть лет лишения свободы. И вот сейчас очередное громкое дело — дело Ивана Сафронова… Редакция Дождя требует максимальной прозрачности и публичности в деле Ивана Сафронова. Мы будем писать и говорить о нём. Мы солидаризируемся с коллегами из других изданий, которые как и мы считают, что в этом вопросе необходима гласность. Мы выражаем поддержку Ивану Сафронову, его родным и близким«), РБК («О претензиях силовиков, знакомых с ним, журналистам было известно давно. Ивану не раз в разных формах предлагали раскрыть свои источники. Эти просьбы он — профессиональный журналист — всегда отвергал. Иван проработал в «Роскосмосе» всего два месяца и не имел доступа к секретной информации. Значит, интерес ФСБ к деятельности Ивана связан с тем временем, когда он занимался журналистикой. Обвинение в отношении Ивана, которое связано с работой над информацией, содержащей государственную тайну, следует рассматривать как сигнал и обществу, и всем СМИ… Уголовное преследование журналистов началось не сегодня. Дело в отношении Ивана Сафронова встаёт в ряд с арестом Ивана Голунова и процессом против Светланы Прокопьевой«), «Медиазона» («Мы не видим никаких доказательств вины Ивана… Мы видим, что этим делом, как и делом Светланы Прокопьевой в Пскове, и другими преследованиями журналистов, ФСБ и прочие силовики пытаются заставить нас замолчать. Этого не будет«), «Ведомости» («Мы не знаем ни в чём суть дела, ни в чём подозревают Ивана, ни какие в деле есть доказательства. Но мы точно знаем Ивана как одного из лучших журналистов России… Всё чаще журналистов и бывших журналистов в России преследуют по основаниям, на первый взгляд не связанным с их работой. Все мы помним дело Ивана Голунова, которого пытались обвинить в распространении наркотиков«), «Медуза» («Мы не знаем, какие именно эпизоды инкриминируются Сафронову. Мы не знаем, какие улики собрало следствие. Мы не знаем, на какую именно доказательную базу оно будет опираться в суде. И что самое неприятное, скорее всего, не узнаем — потому что суды по государственной измене проходят в закрытом режиме, и даже адвокатам, вероятно, не удастся рассказать публике о ходе дела. Зато мы отлично знаем о трёх вещах. О шпиономании, охватившей Россию в последние годы; о пытках, которые применяют сотрудники ФСБ к задержанным; о том, как зачастую заводятся и расследуются дела против журналистов — той же Светланы Прокопьевой или Ивана Голунова… Мы будем исходить не просто из презумпции его невиновности, а из того, что это дело с высокой вероятностью сфальсифицировано«), «Бумага» («Преследования журналистов летом 2020 года должны стать толчком для беспрецедентной солидарности не только журналистского сообщества, но и наших читателей, зрителей, слушателей«), «МБХ медиа» Ходорковского («Мы требуем свободы Ивану«), Znak.com, The Bell, Forbes и др.

Профсоюз журналистов и работников СМИ: «Профсоюз журналистов убежден, что никакие ссылки на секретность не спасут следствие от всеобщего недоверия, когда речь идёт о преследовании такого профессионала, как Иван Сафронов и расценивает любое замалчивание деталей уголовного дела против журналиста, как расплату спецслужб за его публикации. Мы считаем, что Сафронова должны немедленно отпустить, а дело против него закрыть«. Amnesty International: «Нам пока не известны детали, в чём конкретно обвиняется Иван Сафронов. Однако нам хорошо известно, как в современной России журналисты подвергаются уголовному преследованию по совершенно надуманным основаниям«. Шеф-редактор телеканала «Дождь» Илья Шепелин: «Ваня — это категорически уважаемый человек во всей отрасли… Я категорически не верю, что какое-то реальное обвинение по существу может быть предъявлено Ивану«. Израильтянин Демьян Кудрявцев, экс-совладелец «Ведомостей» и бывший гендиректор «Коммерсанта»: «У меня уже нет сил на ярость, поэтому я оценил это с невероятной горечью и усталостью, потому что, к сожалению, то, что происходит сейчас с Ваней, — это не вопиющее и из ряда вон выходящее событие, это, к сожалению, норма«.

Демьян Кудрявцев:

Главред RT Маргарита Симоньян: «А кто читал статью «Государственная измена»? Почитайте. По этой статье посадить можно длинный список отечественных журналистов. Редакции медузы и разных там проектов и бибисей — так вообще в полном составе. И в полном соответствии с законом. Хорошо бы получить объяснения, в чём именно обвиняют Сафронова — в журналистской работе на иностранцев или в прямой работе на иностранные спецслужбы. Разница огромная. Когда я защищала Голунова, многие из патриотического лагеря, а также начальство обвиняли меня в том, что я его защищаю, потому что это во мне журналистская солидарность бурлит. Позже мне рассказали, что и в руководстве Медузы считали, что я его защищаю, потому что хочу продемонстрировать ту самую журналистскую солидарность. Чушь. Людей, работающих на иностранные организации с неистово тенденциозной редакционной политикой, направленной явно против интересов моей Родины, никакими журналистами я, разумеется, не считаю. А защищала я его по той единственной причине, что его хотели посадить за преступление, которого он не совершал. Я не хочу, чтобы моя Родина была такая, и в меру сил всегда с этим борюсь — иногда даже не бесплодно. Резюмируя. Объясните, пожалуйста, обществу, что произошло с Сафроновым. Хочется верить, что государство не обвиняет в госизмене того, кто эту измену не совершал. Точнее, не хочется верить, что это возможно. Как с Голуновым, например. В любом случае, мы все очень ждём информации и справедливости«.

Тем временем подруга и подчинённая Симоньян, шеф-редактор RT Мария Баронова (экс-руководитель Московского отделения «Открытой России» Ходорковского) присоединилась к пикетчикам на Лубянке. «Свободу Ивану Сафронову«, — написала она в Telegram из автозака. Вместе с ней задержали Ксению Собчак и основателя ресурса Baza Никиту Могутина. «Пиздец просто«, — написала Собчак в Telegram из того же автозака.

Мария Баронова:

Журналист-международник Аббас Джума: «Удивительно, как быстро на туловищах всех этих либеральных страдальцев появляются футболки «Ямы» и «Свободу…». Вот это организация! Даже завидно немного«. ТГ-канал «Майор и Генерал»: «Сафронов может быть не виноват. А может и виноват. Но то, что журналисты некоторых изданий, режиссёры некоторых театров, и богатые люди определенной сексуальной ориентации становятся в России ВЫШЕ ЗАКОНА — крайне возмутительно«. ТГ-канал «Невротик»: «В сложном положении оказались гвалтообразующие меньшинства. Первый принципиальный вопрос: кем считать задержанного и обвиняемого в госизмене Сафронова? Гочиновником? Ведь сейчас он советник Рогозина, который и без того законная добыча хейтеров. Тогда надо подвергать злодея несгибаемому «ату», злорадствовать, плясать на костях и обличать прогнивший путинский режим. Журналистом? Ведь предполагается, что пострадал он именно по прежней профессии. Тогда он принадлежит к неподсудному сословию челяди и должен стать невинной жертвой репрессий. А путинский режим всё равно обличать надо — но уже за гонения на свободы и покушение на священную сословную исключительность. Дополнительная закавыка: обвинение в госизмене. А между тем любой свободолюбивый гвалт строится на той аксиоме, что передать Родину — это хорошо. И тогда задержанный вообще герой, а путинский режим виновен в тоталитаризме и агрессивности. Скоро мы узнаем обжигающую правду от крикливых меньшинств. А то и все правды сразу«. Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко: «Началась политизация дела Ивана Сафронова силами либеральных журналистов и оппозиционных активистов. Между тем Сафронов сливал инфу на Запад, составляющую гостайну, которую добывал через свои высокопоставленные контакты. Это госизмена, а не журналистика«. Политолог Дмитрий Евстафьев: «Не торопитесь, коллеги. Успеете ещё гражданскую позицию обозначить. Дело, чувствую, с большими выворотами будет. Заденет многих и много где«.

Тележурналист Евгений Попов: «Хочется верить, что Сафронов ни в чём не виноват. Не шпион и не предатель. Очень надеюсь, что силовики подробно расскажут, в чем его подозревают и журналист получит все возможности защитить своё имя и репутацию. Что касается шпионских историй, то сразу вспоминаются две из них. Первая — фильм Аркаши Мамонтова о шпионском камне, который тусовочка подняла на смех, а когда в Британии признали правдивость материала, даже не извинилась. И ещё одна — Гриша Пасько — офицер ТОФ, журналист, изменник Родины, который делился с японцами материалами секретного характера и был осуждён за измену. Тусовочка тоже за него впрягалась. Но многие забывают, что шпионом Гришу признал даже обожаемый тусовочкой ЕСПЧ. Так что, бывает всякое. Ещё раз — очень надеюсь на транспарентность дела Сафронова и хотелось бы верить, что он ни в чём не виноват. К требованиям открытости информации и справедливости вокруг этого дела присоединяюсь! Пусть всё будет по закону — вот мой единственный месседж«.

ТГ-канал «Образ будущего»: «Если Сафронов публиковал статью, сорвавшую стратегическую сделку, по личному соображению, это одна история. Если «по заданию западных спецслужб» — это и есть госизмена. Все тут зависит от доказательств, которые есть у ФСБ. Специально — не специально, но пример срыва поставок одной статьёй показывает, что пресса это не вольный воробушек демократии, а серьёзный инструмент. Странно, что нет вопросов ко всему «Коммерсанту», где публиковалась статья«. ТГ-канал «Тот самый Олень»: «Заявление Пескова о том, что арест «никак не связан с журналистской деятельностью» Сафронова выглядит как способ вывести из-под удара лично себя, курируемый им «КоммерсантЪ» и его бенефициаров-владельцев (фамилию олигарха Усманова все же помнят). Однако «адвокат» Песков, отрицая прямую связь кейса Сафронова с его журналисткой деятельностью, при этом умолчал о возбуждавшемся ранее административном деле на издание КоммерсантЪ за разглашение сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, о чём сообщал ранее ТАСС. Одной из возможных причин ареста экс-журналиста Сафронова (не де-юре, но де-факто) называется статья Коммерсанта за его авторством о поставках СУ-35 для Египта, после обнародования которой госсекретарь США Майк Помпео угрожал Египту санкциями в случае покупки российских самолётов, что привело в итоге к срыву контрактов. По удивительному совпадению как раз в мае 2019 года статья «Су-35 укрепят египетскую силу» с сайта «Коммерсанта» была удалена, но интернет-то всё помнит. «Коммерсанту» светило стать первопроходцами, в отношении которых могли применить доселе «спящую» норму части 7 статьи 13.15 КоАП («Злоупотребление свободой массовой информации»), принятую в 2016 году в составе антитеррористического «пакета Яровой», но ход делу, видимо, не дали — ответственность понесёт только журналист. Сафронова формально по другой причине (публикация об отставке Матвиенко) уволили, а дело в отношении «Коммерсанта», судя по всему, спустили на тормозах, чтобы увести из-под удара уважаемых людей (Усманова-Пескова) и не создавать конфликтный сценарий по мотивам кейса «Я/Мы Голунов»«.

ТГ-канал «Незыгарь»: «У Сафронова появился статус «завербованного сотрудника одной из спецслужб НАТО». Что автоматически дискредитирует очень много важных персон, которые делились информацией или просили о небольшой услуге… Эксперты предположили, что журналист Сафронов мог уже несколько лет быть под контролем спецслужб. Связи Сафронова внимательно изучались. И его дело не связано с Роскосмосом. «Переход Сафронова в Роскосмос мог быть лишь фрагментом спецоперации российских спецслужб»«. ТГ-канал «Кремлёвская прачка»: «Для вышедших к Лубянке журналистов скоро покажут видео с признанием Сафронова в шпионаже. По такой статье задерживают исключительно при наличии 100% доказательств. Ждите подробности«. ТГ-канал ВЧК-ОГПУ: «Владелец «Коммерсанта» Алишер Усманов, в котором задержанный ФСБ журналист Иван Сафронов публиковал статьи с гостайной в интересах стран НАТО, сейчас находится за пределами Российской Федерации (по слухам, в Мюнхене — Прим.). Источник говорит, что Ивана Сафронова подозревают в передаче информации, содержащей гостайну, об одном из холдингов, входящих в Ростех, и его продукции. Сведения поступили в спецслужбу одной из европейских стран, но конечным получателем являлось США«.

Одновременно с задержанием Ивана Сафронова утром 7 июля сотрудники в штатском нагрянули к либеральной журналистке, главному редактору издания «Холод» Таисии Бекбулатовой (в недавнем прошлом — политический спецкор «Медузы», ранее — журналист отдела политики газеты «Коммерсантъ», летом 2019 года запустила собственный проект «Холод», якобы на личные деньги). СМИ пишут о романтических отношениях между тридцатилетним Иваном и двадцативосьмилетней Таисией. В квартире Бекбулатовой прошёл обыск, о чём сообщил руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Затем её отвезли на допрос в качестве свидетеля. Политолог Марат Баширов: «Похоже, в журналистском сообществе вскрывают целую сеть агентов иностранных разведслужб. Давайте не спешить с Бекбулатовой. Вполне возможно, что её ни в чем не обвиняют, а это продолжение истории с Сафроновым«. Выйдя с допроса, Бекбулатова сказала: «К сожалению, про допрос я ничего не могу сказать, потому что у меня подписка о неразглашении. Обыск прошёл очень весело«.

Таисия Бекбулатова:

Дело в отношении Сафронова (насчитывающее семь томов) ведёт следователь Следственного управления ФСБ Дмитрий Креков, который занимался делом топ-менеджера «Интер РАО» Карины Цуркан, обвинённой в шпионаже. Сафронову грозит от 12 до 20 лет тюрьмы. Ещё до начала заседания по избрания меры пресечения в суде он объявил, что вины не признаёт. Его защищают адвокаты Олег Елисеев («Правозащита Открытки» — структура Михаила Ходорковского), Иван Павлов, Сергей Малюкин, Евгений Смирнов и Дмитрий Катчев.

В 21:49 Лефортовский районный суд Москвы арестовал Сафронова по делу о госизмене. «Удовлетворить ходатайство следствия, избрать Сафронову меру пресечения в виде содержания под стражей на срок один месяц и 30 суток«, — огласил вердикт судья Сергей Рябцев. Защита намерена обжаловать арест.

ЖЖ: general-ivanov1



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *