Как мемы завоёвывают умы и блокируют мышление


Новости здесь.

Мемы могут конкурировать, могут проходить и не проходить свой естественный отбор, могут передаваться от носителя к носителю. А ещё они имеют свои механизмы защиты.

Обратили ли вы внимание на то, как буквально за два месяца общественное мнение относительно ношения масок изменилось с «это в лучшем случае бесполезно, а в худшем повышает риск заражения» до «ношение масок в общественных местах обязательно»?

Мне довелось лицезреть эту трансформацию даже среди врачей.

Что же произошло?

В целом, я думаю, всё в первом приближении очевидно и без пояснений, однако для более глубокого осмысления я бы хотела обратиться к концепции мема, введённой эволюционным биологом Ричардом Докинзом.

Докинз, как известно, рассматривал каждый отдельный живой организм как машину для выживания гена, который, в свою очередь и является единицей эволюции. Аналогично, как он считал, каждый отдельный человек является машиной для выживания мема – единицы культурной эволюции.

Другими словами, мем – это единица культурно значимой информации, переносимая от человека к человеку.

Свою концепцию мемов Ричард Докинз впервые сформулировал в 1976 году, таким образом, в свою очередь, создавая весьма мощный и жизнеспособный мем, получивший развитие и в современности. Мы пользуемся этим термином ежедневно, имея в виду смешные и актуальные картинки в интернете, порой состоящие только из текста и фона, а иногда использующие фото и рисунки. Однако само понятие, разумеется, куда шире. К примеру, политический лозунг – это мем. Цитата из известного произведения – это мем. История в группе «Подслушано» — это мем. Новостная заметка на сайте – это мем. Широко распространившийся твит – это мем, как, кстати и афоризм. Вывод в вашем школьном сочинении, зачитанном на всю школу – это мем. Да и в самом вашем посредственном сочинении было тоже полно мемов, однако вам их вложил в голову учитель.

И если в быту мем – это просто нейтральная информация, то в общественно-политической жизни его роль оказалась неожиданно высока. Мемы стали способом влиять на настроения и симпатии людей, на их жизнь и выбор.

Приведу пример. Не так давно в связи с введением карантина был широко распространён мем, который утверждал, что государство намеренно не вводит режим ЧС, чтобы не брать на себя расходы на всё и вся: аренду офисов, квартир, снабжение граждан масками и перчатками.

Настоящий режим ЧС не подразумевает обязательств государства по оплате аренды, раздаче ништяков. Строго наоборот, режим ЧС подразумевает кардинальное расширение полномочий государства. Тут вам и комендантский час, и строжайшая дисциплина, и суровые наказания за её несоблюдение, и возможность конфисковать ваши офисные полтора квадрата для нужд того же государства.

Но никто из тех, кто стал «переносчиком» мема про ЧС не стал вдаваться в подробности. И самое главное, до возникновения этого мема даже и не думал и не помнил ни про какой режим ЧС, и прежде, скорее всего, никогда не читал, что это такое. Просто идея того, что есть какой-то хитрый закон, по которому можно получить массу ништяков, оказалась слишком привлекательна, и человек её легко принял и понёс другим.

Самое абсурдное – на различных платформах стали появляться петиции, требующие введения режима ЧС. И это пример того, как мем влияет на поведение. Во всех своих трудностях, связанных с карантинными ограничениями, люди стали винить государство. И это пример того, как мем влияет на политические симпатии.

Однако этот мем далеко не единственный, конечно же.

К примеру, в самом начале эпидемии в России, имела некоторую популярность теория заговора: мол, нет никакого вируса. Правительство просто всё это затеяло, чтобы Конституцию быстренько и без голосования принять. Назывался срок – 10 апреля. «Десятого апреля всё закончится», — утверждали с умным видом домохозяйки из чатов в WhatsApp. Изначально жизненное время такого мема было ограничено. 10 апреля никто из носителей мема, конечно, даже не вспомнил ни про какую Конституцию, не отметил в уме, что зря поверил сплетням, не пометил для себя источники этой информации как сомнительные. То есть поведение носителя мема на самом деле похоже на поведение машины, которая является инструментом, средством передвижения и распространения, но не похоже на поведение обучаемого мыслящего существа.

Мем про принятие Конституции после 10 апреля претерпел мутацию, и теперь разгуливает в виде идей о том, что коронавирус придуман, чтобы ограничить наши свободы (а потом не вернуть их как было), либо чтобы всех нас чипировать, либо вообще чтобы сократить население смертоносной вакциной, которую представят как вакцину от коронавируса. Как правило, все эти идеи и теории заговора сосуществуют и передаются комплексно. Ведь если есть благодатная почва в виде общего недовольства ситуацией, там легко прорастают желание обвинить, скинуть ответственность, снизить градус неопределённости – все мемы, предлагающие такие простые решения, будут сбиваться в кучи и передаваться «букетом заболеваний» благодарным носителям.

Мемы могут конкурировать, могут проходить и не проходить свой естественный отбор, могут передаваться быстро или медленно в зависимости от сложности усвоения и наличия поблизости подходящих носителей, могут группироваться в «мемплексы» — учения, религии, идеологии, теории заговора и многое другое.

Мем о необходимости ношения масок, упомянутый в первом абзаце этой статьи, распространяется всё шире, в интернете уже рисуют картинки о том, почему это так важно. Он вытесняет противоположное убеждение о том, что ношение масок бесполезно или вредно.

Убедить людей в необходимости масок было труднее, чем отговорить от их использования, потому что для этого нужны дисциплина, согласие с неудобствами и некоторые усилия. Однако он победил. Во многом благодаря усилиям пропаганды, во многом благодаря объективной необходимости. Весьма характерно, что изначально против масок выступали даже некоторые врачи, которые уже изменили мнение. И это говорит о том, что мы не очень осознанны в выборе того, какие штампы переносить и транслировать другим.

Самое неприятное в этом в том, что мемы не всегда рождаются спонтанно. Очень часто их используют как технологию для создания определённых настроений, для побуждения к конкретным действиям. Мемы целенаправленно внедряют.

И когда тебе приходится иметь дело с людьми, которые ретранслируют эти внедрённые им мемы, приходится приложить немало усилий, чтобы уничтожить их, но это не всегда будет успешным мероприятием. Удивительно, но мем имеет свой механизм защиты, точно также как его имеют неврозы, например. Хотя научность теории мемов и оспаривается, когда вживую имеешь с ними дело, удивляешься тому, какую стойкую ассоциацию они вызывают с живыми генами или даже вирусами. Иногда защитные механизмы действительно блокируют любую потенциально опасную для мема информацию, и никакие столкновения с реальностью не способны изменить восприятие его носителя.

Тем не менее, на примере с ношением медицинских масок, мы всё же видим, что просветительская деятельность имеет целебную силу и помогает в профилактике. Впрочем, «лечение» доступно лишь тем, кто не цепляется за идеи, способен рассуждать логически и признавать свои заблуждения.

Ксения Мальцева
https://jpgazeta.ru



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *