Коронавирус. Курс на горизонт. Илья Рясной


Новости здесь.

Анекдот. Вот и пришёл год крысы. Теперь тащим продукты себе в нору. Там их и едим. От людей прячемся…

Самоизоляция

Когда выступил Путин и сказал, что неделю никто не будет работать, всех запрут в их квартирах — это было воспринято как забавный казус. Недельная халява — кто откажется? Когда это состояние продлили на месяц, всем стало не до смеха. Не работающая месяц страна — это похлеще землетрясения, а в экономике — так и полноценное цунами.

Так начиналась наша затворническая жизнь. Хотя сомнений по поводу реальности и масштабов происходящего у меня до чёрта, но как правопослушный человек в гордом одиночестве сижу дома. Да и искушать судьбу неохота.

Щёлкает день за днём, как счётчик в такси – равномерно, ритмично. И  ты перемещаешься в какое-то странное пространство существования в режиме ожидания. Прям как настольный компьютер, которому давно не подавали команды. И все проблемы, волновавшие ещё недавно, отходят на второй план.  Постепенно начинаешь жить коронавирусом.

Утро начинается с Интернета, где отслеживаешь «сводки Информбюро». То есть сообщения штаба по борьбе с коронавирусом.

С ожиданием, надеждой и страхом читаешь об оперативной обстановке. Какие города уже осаждены невидимым врагом. На каких позициях мы закрепились. Где отступление переходит в паническое бегство. И всё думаешь, когда, наконец, начнется наше контрнаступление.  Родная столица, дорогая моя Москва, теперь в глубокой осаде, самый пострадавший город, и от этого совсем тоскливо. А тут еще полнолуние, и на диск Луны размером с серебряное блюдо страшно хочется повыть.

Постепенно биологическая война органично вплетается в твоё сознание. И кажется, что так было всегда и будет отныне вечно…

Время тянется, как резина. Заполняешь его какими-то пустыми делами. Сперва висишь часами на телефоне. Тебе звонят и грузят проблемами и чувствами все родственники и знакомые. Но постепенно это утомляет и тебя, и их самих. Люди начинают замыкаться в своих стенах и эмоциях. И даже наслаждаться  своей незавидной участью и психологическими страданиями. Отдаляются от сущего с его проблемами и контактами. Пытаются заглянуть в себя…

Вообще, самоизоляция постепенно превращается в такой вид самокопания и коллективной медитации в масштабах всей страны. Недаром все эзотерики и прочие колдуны в восторге. Они без устали призывают использовать это время для душевного успокоение и развития. И тут же толкают старую страшилку: мир меняется безвозвратно и переходит на другую частоту вибраций, всё дурное будет отринуто, все хорошее взрастёт. В пояснениях о том, что это за вибрации и как они меняются, путаются…

Душа сначала бурлит. Постепенно привыкает к новому состоянию. Мы медленно дрейфуем к горизонту. Через моря  недоверия и пролив отчаянья к океану безразличия…

Время перемен

В последние годы мы привыкли к надежности всего сущего, расслабились. А тут выясняется, что наш дом вовсе не из железобетона, а из стекла.

У современного русского человека есть страшный опыт. Многие из нас по возрасту помнят, каково это однажды проснуться в другой стране. А теперь мы приобретаем новый опыт — как проснуться в другом мире, на другой планете, живущей по каким-то другим законам. В куда более жёстком и непредсказуемом.

Только что ты ехал в комфортабельном пульмановском вагоне современной цивилизации, уютненько катившемся под откос. Но тут тебя пересадили на разъярённого быка. Шкура его полна вирусами. Копытами он разносит цены на нефть. Дыхание его ноздрей сдувает финансовые рынки. Рогами он пробивает в стене экономики рецессию. И неизвестно, сбросит ли он тебя со своей спины в пропасть, или перекинет через высокое ограждение, за которым неожиданно откроются новые просторы и горизонты.

Что-то страшно и неотвратимо проворачивается в голове всей цивилизации. Гей-парады и права трансвеститов, кормление с ложечки мигрантов из ИГИЛ, буйства желтых жилетов с ритуальным побиением камнями полиции — всё по боку. Даже дефективная девочка Грета с её глобальным потеплением увяла. В жалобном изумлении от падающей популярности она еще пытается вернуть себе былые позиции. Но её заявления, что теперь она видит не только углекислый газ, но и короновирусы, которые в отместку укусили её, и теперь она больна, не вызывают никакого отклика. Людям на неё пофиг. Точнее не людям – их мнение никого не интересует. Пофиг кукловодам. У них новые, куда более забавные игрушки…

Тяжелее всего, конечно, в рушащемся мире сытому Западу. Там привыкли к тишине и размеренности. Правда, тамошних обитателей хорошо встряхнуло и потренировало в последние годы мигрантское нашествие, но это сопровождалось такой информационной дымовой завесой, что тех же немцев убедили, будто Ахмед из ИГИЛ в твоей прихожей, заглядывающийся на твою жену — это благо. Это же права человека. Права игиловца, гея и демократического журналиста куда дороже спокойствия самого западного обывателя, его семьи и его страны. И переформатировали всех, приучая к такой дичи постепенно и аккуратно. А эта чума грянула неожиданно. Сознание обывателя готово к плавным переменам, но беззащитно перед неожиданным обрушением реальности.

Информационные вирусы

Коронавирус. Каждый день у тебя отношение и настроение по его поводу меняется в диапазоне от полного отрицания до  тягучего ужаса. Сперва его присутствие обжигает или холодит твоё сознание. Но постепенно просто ложится на плечи  тяжестью,  которая со временем становится привычной, но от этого нисколько не легче…

Главное, что тебя терзает — верить или не верить в пандемию и конец света. Неверие всё же преобладает — очень всё это походит на самый дорогой спектакль в истории человечества. Но это неверие держится всего лишь на ментальном уровне, никак не переходя в сферу действия.  Одно дело вот так снисходительно смотреть на это представление и осознавать явное несоответствие  степени беды и принимаемых против неё мер, которые сами по себе являются куда большей бедой. Но выйти из дома без намордника и общевойскового костюма химзащиты — это совершенно другое. Нет, лучше дома посидеть — оно надёжнее будет…

Дома хорошо, тихо и спокойно. И можно с утра до вечера погружаться в интернете и на телеэкране в дискуссии по поводу пандемии.

Все ток-шоу и передачи посвящены главному герою — Вирусу. Развод Петросяна и замужество Собчак, скандалисты Малахова, любимые народом и рейтингами дегенераты и мутанты из второго Дома — всё снесено могучим ураганом. Они хороши, когда лодочка приятно покачивается на информационных волнах в тихую погоду. Но сейчас бушует шторм. И становится всем до фонаря и на лайки в Инстаграмах, и на фотографии котиков. Теперь время новых истерик. В сладостную дрожь бросает не от грядущего развода Галкина с Пугачёвой, а от сакраментального, продирающего до печёнок вопроса — а куда дели наши маски?

Вирус нагло потеснил даже  ставшую вечной и незыблемой тему Украины. Хотя со временем становится понятно, что до медийного успеха бандеровцев  ей далеко. Потому что Украина — это по большей части смешно. От её созерцания нашего телезрителя распирает гордость  от того, что мы не такие. А вирус — это отдаёт нечеловеческим, неподвластным нам ужасом. Он сильно гнетёт и утомляет. И постепенно люди начинают переключать каналы. Тема не угасает, но начинает вызывать отторжение…

Сперва смотришь все передачи про вирус. Ловишь как откровение мнения специалистов, прогнозы и рекомендации. Пытаешься разобраться.  Потом понимаешь, что вирусологи и прочие учёные коты всё ходят по цепи кругом. У них, как и у юристов, на двух специалистов три точки зрения. И конкретно никто ничего не знает — все горазды только успокаивать или пугать. Только составишь в уме картину происходящего, как очередной факт или авторитетное мнение рушит её, как карточный домик. Истина становится просто гулящей девкой, и за хвост её поймать не удаётся никак.

Вообще, чем больше смотришь дискуссий по поводу короновируса, тем больше приходишь в состояние неврастении. И начинаешь ненавидеть тех, у кого отличная от твоей точка зрения. А так как точка зрения на проблему у тебя не сформировалась, то ненавидишь всех экспертов и праздно рассуждающих. Психоз шагает по планете…

Чума

На нынешнюю ситуацию невольно примеряешь черную чуму, периодически скашивавшую в былые времена до половины европейского населения. Она отлично расписана и у Камю, и в «Декамероне», и у Эдгара По. Вымершие города, выжженные тогдашний эпидемстанцией районы вместе с жителями. И понимаешь, что сегодня всё не так плохо.  Даже совсем неплохо. Просто цена жизни с тех времен выросла неимоверно, и каждый чих уже вселенская катастрофа…

Чума — это иной разрез бытия. Скол миров, где всегда сходилась явь и навь, жизнь и смерть, привычный мир с его смертельным искажением.  Чума — это больше чем болезнь.

Чума — это отдельный суперразумный организм, который испытывает человечество. И даже её жалкий потомок Корановирус быстро и мощно объявил о себе, разодрав ткань бытия, в прореху которой хлынули уже давно позабытые страхи и зёрна дезорганизация нашего беспокойного мира.

Чума всегда воспринималась людьми как эдакое разгневанное жестокое и непостижимое божество. Она приходила неизвестно откуда и по своему расписанию.  И уходила по каким-то своим непостижимым соображением, собрав обильный кровавый урожай. Её воспринимали как наказание за грехи человечества или просто произвол высших сил, питающихся кровью. Чуме молились, приносили жертвы. Молились и против неё. Её имя боялись произносить, чтобы не привлечь её внимания. И она всегда вызывала мистический ужас.

Худо-бедно человечество достигло кое-каких успехов в борьбе с Чумой и её многочисленными родственниками. Но, как признался недавно академик-вирусолог — изучив возбудители пандемий, мы так и не приблизились к их пониманию, как некоего большого псевдоразумного целого, живущего по своим неподвластным человеческому разуму правилам и законам.

Самое интересное, что отношение к коронавирусу – жалкому, но довольно злобному внучку великой Чумы, во многом тоже мистическое и религиозное. Это такое новое божество двадцать первого века.

Немало тех, кто искренне уверен, что Вирус призван покарать злодеев, очистить человечество и переменить мировой порядок. Оды вирусу, страх перед вирусом, растерянность перед вирусом, транслируемые массово в СМИ – фактически, это молитва ему. Его эгрегор — информационную мощь, накачивают неустанно и без перерыва на обед.

Коронавирус уже больше чем вирус. Это новая философия бытия эры перемен…

Состояние войны

Жизнь теперь пошла примерно как во время войны в окопах. Вирус — это вроде пули, которая может попасть, а может и пролететь мимо.

Конечно, укрытия и инженерные сооружения, ДОТЫ и ДЗОТы помогают. Но вот только судьбу не обманешь. И может статься, что она отлила для тебя эту пулю. Так что население, то самое, которое тонко чувствует, поражает эдакий фатализм — чему быть, того не миновать.  Хотя эта ситуация пробивает и самых толстокожих. Ибо чума — она властвует не столько над телами, сколько над душами.

Каждый выход в общественное пространство, и ты две недели будешь  ловить симптомы — а не чешется ли у тебя горло. Тут и до неврастении рукой подать.

Постепенно становишься фаталистом. И вроде уже и на себя плевать, и ко всему готов. Вот только очень страшно за близких.

Тешишь себя, как и многие соотечественники, надеждой, что коронавирусом уже переболел. Возникают смешанные чувства. И надежда, что это так, и теперь тебе не страшен ни серый волк, ни Вирус. И гордость, что сдюжил, поборол заразу и выжил. И подспудное сомнение в том, что ты так легко отделался.

Действительно, я в феврале схватил какую-то дикую простуду — давно так не болел. Кашель дикий, ощущение, будто выкашляешь и лёгкие, и бронхи.

Коньюктивит такой, что с утра не можешь открыть слипшиеся глаза и бредешь в ванную на ощупь, чтобы их промыть. Горло как напильником пилили. И почти две недели никакого просвета. До сих пор кашляю. И так переболели очень многие. Коронавирус? Или его брат?

Вирусологи утверждают, что за последний год на Землю высадился такой сборный  коронавирусный семейный десант из разных штаммов. Или с Землей что-то не так, и она все же налетает постепенно на небесную ось, или анунаки расчищают пространство, чтобы устроить тут курорт для жителей Нибиру? Всяко говорят, навевая морок на податливое человечество.

Интересно, если бы китайцы не подняли тревогу и не выявили бы этот вирус, что было бы? Может и прошло бы как обычное ОРВИ с повышенной смертностью от легочных заболеваний…  И жили бы мы в неведении, что у нас пандемия…

Время не ждёт

Времени теперь вроде бы завались. Его должно хватить на всё. Написать книгу или статью. Разобрать балкон. Починить дверцу в шкафу. Вот сейчас возьмемся, да как ухнем.

День за днём проходит, и выясняется, что ты не делаешь ничего. Потому что нет энергии и желания. Весь день уходит не пойми на что. На интернет, телефонные разговоры, любование постепенно пустеющем холодильником.

Холодильник — отдельная песня. Видишь, как с каждым днём там тают продукты. И тебя пробивает холодный пот от того, что вскоре придётся выползать на улицу под обстрел шальных вирусов, а потом с ужасом ждать результата этой разведывательно-диверсионной вылазки.

Со временем вообще творится что-то непонятное. Его не хватает и вместе с тем его с избытком. Пытаешься нащупать пульс времени и событий, а он ускользает и дико сбоит, не давая тебе попасть в его неспокойный и нелогичный ритм.

Посмотрел неожиданно веселый и по делу мультик «Масяня», посвящённый самоизоляции. Героиня его утром потягивается в кровати и объявляет:

— Ну, вот я и проснулась. Спрашивается — а на хрена?

На определенный день изоляции это становится просто всепоглощающим чувством – «а на хрена?» Попадаешь в ритм повторений. А через некоторое время уже и привыкаешь к нему. А потом уже и согласен жить так вечно, столетия, тысячелетия, любуясь на не меняющийся и застрявший во временной петле короноваруса мир.

Но вот только не получится. Время не знает сострадания и всегда возьмет свое. И часы, дни твоей жизни текут в заколдованном круге, но неумолимо…

Хронос — самый страшный Бог древности, никогда не знающий пощады…

Звезды и барыги

Попса и денежные мешки, как и следовало ожидать,  зарылись в норы, но пытаются продолжать гульбарить по полной. Вот уже и всенародно-любимый и страшно древний певец Лещенко после своего бурного дня рождения заехал в больничку, поговаривают, позаражав массу «лучших людей Державы».

Многие денежные мешки свалили в покрытую чумой, как одеялом, Европу, и теперь держат оборону в лучших традициях чумных времён – подняв мосты в своих замках и пожирая запасы провизии, заливаясь марочным вином. И с ужасом осознавая, что для них, для кого законы государственные не писаны, законы вирусологии и медицины актуальны, как и для последнего нищего. И это вводит их в ступор. Колеблет железобетонный фундамент осознания их собственной исключительности и сверхчеловеческой сущности, выражающейся в нарисованных в банковских компьютерах длинных циферках на личном счёте, дающих власть над миром.

Модно стало прятаться от вируса в больнице на Коммунарке. Там уже и собчачье семейство прописалась в комфортабельных палатах. И многие другие.

Попса не теряется и делает себе рекламу, создавая вокруг своей персоны ажиотаж, как та же Бабкина. Вся страна обсуждала, есть ли у ней вирус или нет. И никто не отважился сказать — а до лампочки, пусть сама разбирается, нечего эмоционально вовлекать в эти проблемы с рекламными целями все население, которому и так плохо от кружащей его информационной пурги.

В общем, попса верна себе — капризные безответственные инфантилы, которым все должны и которые всех презирают. Ну а барыги — они и есть барыги. Кто-то чахнет в изоляции за бугром над своими деньгами. Кто-то рубит бабло, продавая имбирь и лимоны в сто раз дороже и пытаясь спекульнуть масками и перчатками.

Понятное дело, злорадство от факта, что попса и денежные мешки тоже  страдают, доставляет народу немало приятных минут. Чума она такая, всех уравняет. Хотя надежды тщетны. Твари с деньгами всегда выплывут там, где остальные утонут.

На этом бесстыдном фоне звездных эпатажных конвульсий порадовал мужественный поступок Харатьяна. Думал, он пустой стандартный актер. А он за свой счёт покупает пенсионерам  продукты и разносит по соседним квартирам. Ну что, в таких ситуациях и проверяется, кто человек, а кто гнида…

Как всегда, в моменты потрясений люди скидывают с себя гипноз и чужую волю и мнение. И мир предстаёт более реальным. И тогда люди понимают, что барыги жаждут только денег. Что всякие деятели халтуры и культуры в основной своей массе пустышки и надутые воздушные шары, часто не обладающие даже талантом, а всего лишь раскрученные и наглые. И что главная опора в жизни – это вовсе не они, а врач с пробиркой, или полицейский на кордоне.

Видал я это уже не раз. В том же Закавказье, когда беженцы, многие из которых до того презирали армию, смотрели на военных, как на спасителей, которые вытащили их из ада межнациональной резни. Люди понимают, что самый главный и отважный человек – это он, защитник, по велению приказа или сердца встающий на пути смертельной угрозы. Поэтому теперь и таксисты порой возят врачей бесплатно. И рестораны таскают еду. Уважение и надежда появляются к людям социально значимых профессий.

Надолго ли?

Схлынет вирус. Буря Мироздания стихнет. Люди опять погрузятся в гипнотическую реальность. И тогда поп-звёзды снова станут главными в их духовной жизни, а Малахов вновь вернёт звание властителя дум. Потому что шторм пройдет, а человеку так нравится быть податливым на всякий морок обывателем, живущим в уютной норке и не знающим проблем больше, чем измены киноактрис и заработки звезд, а также коммунальные скандалы на телеэкране.

Ну, такие вот мы по природе, и вообще ничего тут не попишешь. Отчаянье кризиса как всегда  быстро выветрится из голов. И мир погрузится в обывательское болото. Обыватель — это и сила, и слабость человечества. Это стабильность, и вместе с тем приземленность целей, застой и надругательство над той искрой, что горит в душе каждого и делает нас людьми… Но таким создано общество. Притом общество, которому уже несколько десятилетий не транслируют больших целей и задач…

Нашествие

Первые дни карантина и самоизоляции. Пустые улицы. Нет пробок. Чистота и порядок. Солнце светит. Город перед тобой будто из светлых снов.

А потом понимаешь, что это не светлый утренний сон, а тягучий ночной кошмар. Ибо на улицы наползает тень проклятого Вируса.  И ты ощущаешь, что ты вовсе не в городе солнца, а в ловушке.

По нашему двору ходят какие-то странные личности в скафандрах. Двор пуст. Кроме скафандров никого. Ну чисто пришельцы из иных миров. И закрадывается дикая мысль — а может этот хай подняли инопланетяне, чтобы вот так под маскировкой высадиться десантом во всех уголках Земли.

И никто бы не обратил на них внимания, пока бы они не сказали:

— Мы здесь, в каждом подъезде! Земля оккупирована!

Нервный смешок от этих мыслей. Но скафандр в привычном дворе выглядят ирреально…

Да и вообще город какой-то не такой. Мы привыкли, что город, дома и транспорт — это такая константа. В них может происходить что угодно, но дома и трамваи незыблемы. И тут понимаешь, что все может измениться в секунду.

Я то привык — разрушенные окраины Гудермеса, десятиметровые ритуальные костры в центре Баку. Перекройка привычного пространства, когда не остается ничего. А для большинства населения такие чувства — в новинку…

Главный враг

Ощущение глобального надувалова никак не проходит.  И жутко обидно, что горстка «рептилоидов» или денежных мешков в цилиндрах, считающие себя демиургами,  как хочет крутит человечеством и, причмокивая, питается его жизненными силами, жадно пожирает невосполняемые ресурсы.

Радует, что на волне отчаянья и истерики, а также уходящей почвы из под ног, «рептилоиды» о нас не забывают. Похоже, хотят продемонстрировать, что они не при делах. Поэтому принц Чарльз демонстративно шмыгает носом и зловеще намекает, что у него короновирус.  Бабка Лизавета, поправив корону, крокодильими слезами рыдает перед английской нацией, призывая перед лицом невиданной угрозы сплотиться рабам и рабовладельцам.

А Премьера Англии Борю Джонсона для  пущей убедительности загнали в реанимацию — мол, богатые тоже плачут. Еще повезло. Могли бы для красоты картинки и заморить. Для рептилоидов и прочих элит всякие там премьеры — не более чем одноразовый шприц — выдавили и выбросили… Или уморили картинно…

Когда становится совсем грустно, выходишь на сайт РВСН, любуешься «Тополями» и «Ярсами» и мечтаешь послать их всех своим ходом прямо в США, потому что они за всем этим стоят. Они же наверняка этот вирус создали, спонсировали или раскрутили.  А если и не стоят, то всё равно виноваты во всём. У них на нашем шарике нынче роль такая — быть виноватым во всех гадостях, несправедливостях и мерзостях на планете.  И они с этой ролью отлично справляются, вызывая законную ненависть у всех людей, у кого остались хоть толики совести и разума.

Так что американцы если лично не выращивали проклятый вирус в пробирке, то вся эта система хайпа, истерик и невменяемости, транслируемая гипноизулчателями типа Би-Би-Си, Си-Эн-Эн и прочим оружием массовой дебилизации — это уж точно их заслуга. Так что бабахнуть бы по ним ядрёной бомбой!

Хотя нет. Простых Билов и Джонов всё же жалко. Себя уже не жалко, и на ответку плевать. А простых людей — жалко. Потому что они марионетки в руках кукловодов. А кукловоды отсидятся и только крепче от радиации станут, как все негуманоидные сущности. Так что с ядерным ударом лучше повременить. Тем более все сходятся на том, что ядерные боеголовки — в военном деле – это уже ближе к каменному топору или в лучшем случае к арбалету. Нынешние войны — это войны вирусов. Биологических, компьютерных и информационных. И пока в этой войне мы проигрываем вчистую. Но надо учиться…

Для кукловодов всё человечество, объект манипуляции.  Они отнимают у нас не только свободу выбора, но и свободу осознания. И скорее всего за этими мировыми аферами и невзгодами стоят не гении и инопланетяне, а обычные барыги, недалёкие, не слишком умные, но на рефлексах ощущающие, как долбить мозги  семи миллиардам человек и оставаться при этом в неизменном наваре.  В костюмчиках, с одышкой и космическим самомнением. Каждый сам по себе — тля, но имя им легион, и они объединены в какой-то сверхчеловеческий интеллект, который и навязывает нам такую жизнь странную…

Планы и реалии

Сегодня мы наглядно видим доказательство старой теоремы: «Если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

Ныне эти самые планы сыпятся на землю массово, как пожухлые осенние листья. То есть рушатся планы не одного человека, не тысяч. А миллионов. Да практически у всего человечества.

Бизнеспроекты, долгожданные покупки, путешествия, встречи, браки и разводы – все отодвинуто куда-то в сторону, а то и забыто. Во все расчёты сначала закрадывается, а потом становится доминирующим фактор неопределённости.

Над человечеством витает Вирус и как ластиком стирает, а потом переписывает канву событий, фактов и свершений.

И понимаешь, что человек – всего лишь молекула. А человечество – это газ. Повысь температуру – и молекулы начинают метаться в броуновском движении, сталкиваясь, разлетаясь, вспыхивая от надежд и свершений. А понизь её на несколько градусов – и всё замирает, покрывается льдом и тоской.

А если резко повысить давление, так и взорвётся всё ко всем чертям.

Сейчас на Земле те, у кого вентиль в руках, стали активно играть температурой и давлением. И мнения, чувства и, главное, планы отдельных молекул тут не волнуют никого…

Нравственное превосходство

Именно сейчас стало понятно, насколько порочна и устарела западная концепция — человек человеку волк, и насколько обогнала время наша, советская, о сотрудничестве и взаимодействии, когда беду  встречали все, и когда было постулировано, что главное — это человек, его здоровье, образование.

В Италии, говорят, уже старикам помощь не оказывают — мол, не работают, только захребетничают, лучше молодых спасать — те налоги будут платить. Рационализм и людоедство в одном флаконе. Вот такие они. Когда людей за возраст приговаривают к смерти — это общество дикарей. Это общество без шанса на прогресс и светлое будущее.

А хваленая американская страховая медицина в самой богатой стране мира отлично показала, кто главнее — деньги или человек. Причина мора — элементарное восприятие проблемы человека как проблему бизнеса на человеке. Нет денег – иди и удавись лучше сам, чем постепенно выхаркивать лёгкие. Тест на короновирус – несколько тысяч баксов. Лечение – семьдесят тысяч. Страховка далеко не у всех. Нет страховки? На нет и суда нет, кроме страшного суда….

Кстати, уже на Западе вовсю твердят, глядя, как советское наследие и китайский порядок справляются с проблемой, о необходимости переделки мироустройства.

А как же иначе! Ведь только что продемонстрировано преимущество коллективистского устройства. Западные развитые богатые страны крысят друг у друга таблетки и маски. А Россия, Китай, Венесуэла всем помогают. Демонстрирует моральное превосходство.

А Запад показывает лишь свою мелочность. Никто никому не помогает, все друг друга обдирают. Евросоюз – фикция, он не способен ни на что. Итальянские газеты воют в голос, называя наших военных, пришедших им на помощь, первой волной оккупации Запада и сетуя, что мало аппаратуры и лекарств с собой привезли, нужно было на всю Италия, чтобы в каждый дом по русскому аппарату искусственного дыхания. И по фиг, что их собственное здравоохранение показало свою бесполезность и ущербность. Но во всем русские виноваты, что не спасли сразу всех, а только часть…. Убогие, что с них взять.

Цивилизационный разлом продемонстрирован во всей красе. Это по поводу того, что Россия — это Запад. К счастью, не Запад мы.

И что-то затихли голоса наших либералов про благословенную заграницу. Эти недавние пламенные пропагандисты страховой медицины и тезиса, что слишком много врачей обществу не нужно, мол, пусть идут в бизнес, ныне хором визжат: «Такое сякое правительство в рамках оптимизации позакрывало инфекционные больницы и сократило кардинально койки! Не простим! Ату их!»

Кстати, правильно орут. Действительно оптимизация и развал в последнее время синонимы, особенно в медицине. Но где же вы, таври, были раньше? Проповедовали, что советская медицина бесплатная, потому что ей как таковой нет. А как пригорело, так сразу – проклятые власти опыт лучшей медицины в мире сохранили не полностью. И надо как раньше.

Они бы определились – как раньше или страховая медицина. Впрочем, о чем я. Как только икота от страха за свою шкуру их отпустит и нормализуется ситуация, опять будут вопить, что государство не так лечило, не то делало. И наших граждан спасали от коронавируса, вытаскивая с Запада не на комфортабельных изящных Боингах, а на грубых ИЛ-76, как каких-то презренных вояк. И опять — Запад — наше фффсёёё!

Их уже не изменишь — они больные. Но народ вроде уже начинает подозревать, кто есть кто. Однако эти твари доминируют в виртуальном пространстве. Пройдёт страх. И опять врачи станут париями, а  дизайнеры и имиджмейкеры со смузями и «Кафе-хаузами» — солью нашей земли. Креативный класс, блин! В намордник их и в войска гражданской обороны по мобилизации…

Пределы злости

Первоначальный шок от объявления карантина потихоньку отпускает. И на улице становится больше народу. Такие вот люди. Как всегда — кто-то сидит смирно или помогает другим. А другим плевать на запреты и на окружающих – мол, шибко умные все, мы и сами с усами. И бесшабашно валят на шашлыки и в маникюрные салоны. А потом стонут в коммунарке, что к ним не слишком там ласковы, кормят не как в ресторане, и вообще – до чего страну довели.

Ловишь себя на том, что воспринимаешь этих праздношатающихся как врагов. Типа — полить бы вас напалмом, чтоб неповадно было бродить и чихать.

Но тут же вспоминаешь хохлов — эдакую карикатурную сторону большого славянского этноса. Как они забрасывали карантинные автобусы камнями. Оказывается, они своё время так же забрасывали камнями автобусы с эвакуируемыми из Чернобыля. А сегодня позвонила родственника из Днепропетровска и сказала, что на городском кладбище заранее вырыли пятьсот могил – готовятся к наплыву посетителей. Это вообще за пределами разумного  и человеческого – они уже заранее похоронили своих граждан. Впрочем, чему удивляться. Бендеровцы всегда с удовольствием хоронили своих соотечественников. И украинская женщина, вернувшаяся с Запада с коронавирусом в родное село, когда на видеозаписи слезно умоляла своих соседей-западенцев пощадить и не вырезать её семью, знала о чём говорила. Возможно, там могилку уже для неё вырыли, осталось только доставить к месту.

Да, хатаскрайничество, кулачество  и озверение — они всегда рядом ходят.  Так что к сожалению безобразия там — часть культурного кода, а не временное помутнение. Это не про украинцев, а про щирых хохлов, чей культурный код становится для Незалежной доминирующим.

Думаешь об этом, и сразу становится стыдно. Нет, мы не такие. Для нас все люди братья, мы полны сострадания, понимания, готовы войти в чужое положение и протянуть руку помощи. Поэтому не стоит жечь напалмом нарушителей карантина. Нужно только пожалеть их. Ну и оштрафовать на пять тысяч, чтобы неповадно было.

Все же свидомые для нас сегодня бесценны. Это такое кривое зеркало, показывающие, какими мы моментально можем стать, если вызверимся и отринем то ценное человеческое, что накапливалось в народной сути веками.

Экономика кризиса и лак для ногтей

Пребывая в праздном безделье в квартире, понимаешь, в каком выигрышном положении находишься. Сидишь дома, получаешь какую-никакую пенсию, можешь самоизолироваться и глядеть на все со стороны. Вместе с тем тревожит мысль, что у миллионов соотечественников загибается бизнес, работа, кредиты, тают сбережения. И все эти люди Вирусом просто припёрты к стенке.

Заодно видишь, как иллюзорны все наши достижения и накопления. Сегодня получаешь долю малую. Завтра перекрыли кислород, деньги обесценились, и их едва хватит на буханку чёрного. А послезавтра пришли и сожгли тебя вместе с квартирой, потому что кто-то решил, что здесь очаг  заражения. Рамки жизни и благополучия, оказывается, очень быстро и резко могут смещаться, сужаться и расширяться. И вот уже ты не узнаешь и мир, и себя.

С утра до вечера только и слышно в эфире – отгулы, отпуски, простои, работа по удалёнке. Рынок труда и сам труд резко переформатируются. И открываются глаза на ситуацию и перспективы, которые давно уже были понятны, но никто в упор их не желал видеть. Проблема лишних людей, которая с годами поглотит весь привычный мироуклад.

Действительно, людей девать некуда. Сложился новый социальный подвид Хомо сапиенса — человек расслабленный. Сельхозполей, заводов и строек давно на всех не хватает, считанные единицы заняты в производстве конкретных благ. И общество вынуждено лишенных общественно полезной и сознательной деятельности индивидуумов рассовывать по офисам, коварно завлекая повышенным денежным довольствием, заказом пиццы прямо на рабочее место и гордым званием среднего класса.

И не выкинешь их в такие передряги на свалку. Это же наш народ, наши братья. Вот схлынет вирусный паралич, и придётся опять открывать для них офисы, маникюрные салоны и курилки кальяна.

И опять задумываешься о мировой парадигме. Нужен ли современному социально-экономическому укладу человек? Да ни на шиша не нужен. И «рептилоиды» не против заменить его на биоробота, о чем и снимается сейчас половина  фанатических фильмов. Обыватель и так почти биоробот, но слишком много реликтовых отростков — например, какие-то представления о чести, справедливости, что такое хорошо и плохо вместо желания покупать и голосовать. Современному обществу люди не нужны.

Если смотреть в будущее, современной техносфере может соответствовать только концепция творческого развития и реализации личности. Иначе людей лучше просто убить и оставить искусственный интеллект и немного рабочих муравьев на его обслуживание. Но сегодня как-то напрочь  ушло из миропонимания то, что человек создает цивилизацию для человека. Цивилизация – это не как вещь в себе, где человек не нужен, и не услада для властьимущих альфа-самцов. В идеале это среда существования высшего Я с целью его совершенствования и развития.

И тут опыт СССР пусть и неудачный, но он был. И мы к этому вернемся. Коронавирус поможет. Немножко. Не кардинально. Чуть-чуть. Но дорога большая начинается с маленьких шагов…

И ещё один момент. Много радости или горестных стенаний о том, что собачьи парикмахеры остаются без работы, а кабаки закрываются. Мол, паразитический сектор загибается, да и хрен с ним, обойдемся. Или: «А где же паразиты харчеваться будут?!»

По поводу этого сектора паразитизма, излишеств и глупости. Эта вещь для сытого и спокойного общества необходимая. Жизнь состоит не только из подвигов и свершений, не из достижения глобальных жизненных целей, но и из приятных мелочей. Выпить кружку пива в таверне. Сделать родному псу прическу такую, чтобы все соседи или завистливо взвыли, или стали крутить пальцем у виска – мол, и сам дурак, и собака у него не лучше. Сходить в фитнес и потрясти там филейной частью перед носом фитнестренера. Жизнь состоит из таких приятных мелочей, когда не надо рвать жилы и стремиться в космос. Так что вроде и не совсем паразитарный этот сектор. И будем ждать, когда эти все мелочи вернутся.

Это как финансы. Есть крупные купюры. Но если не менять их на медную мелочь, то денежный оборот становится невозможным. Вот так и оборот крупных и мелких дел, свершений и стремлений. Нужно порой менять крупное на мелочь, иначе не выйдет…

Ужастики и их творцы

Мир — это картинка. А сейчас она в руках алчных рекламщиков апокалипсиса.

Новый жанр в информпространстве — корона-хорроор. Ужастики множатся. «Я с больным в палате пытаюсь говорить, а у него лёгких  уже нет», — читаю я очередную страшилку о жизни инфекционной больницы. И даже восхищаюсь, до какого маразма может дойти человеческая мысль в садомазохистском стремлении напугать до икоты и себя, и окружающих.

Издавна пиндосы со своим Голливудом пугают человечество зомбиапокалипсисом и эпидемиями. Ну как накликали, мерзавцы.

При этом попадаются творческие образцы потрясающей прозорливости. Лет двадцать назад американский писатель  Дин Кунц,  зарабатывающий на хлеб с икоркой написанием романов ужасов, описал эпидемию уханьского вируса. Так и написал — вирус из Уханя. Ну что, пророк, выходит. Всё же есть информационное поле, и в нём отражается иногда будущее, и некоторые люди способны увидеть этот отблеск.

Помню, сам писал когда-то книгу. Про происки злобных американцев, выпускающих в мир свиной грипп. Ну, свиной и свиной. Только интересно, что было это написано за полгода до того, как свиной грипп проявился в нашей реальности.

А вообще ситуация с пандемией (есть она или нет) — это звездный час для всяких шарлатанов —  астрологов, экстрасенсов, всех тех, кто паразитирует на предсказывании будущего. Сейчас они хором орут: «Мы же предсказывали эпидемию — страшную, беспощадную  и необоримую! Мы пророки!»

Только они уже несколько тысяч лет пересказывают на каждый последующий год землетрясения, военные конфликты и эпидемии. И как-то всегда попадают в точку. Можно ли вспомнить год без землетрясений? А в последнее время к ним прибавились еще и авиакатастрофы. И каждый упавший самолет сопровождается хором «Мы же предсказали!»

Я бы поверил, если бы кто-то предсказал год без землетрясений и авиакатастроф — и это сбылось. Вот это был бы пророк. Настоящий. Но такого пока не встречалось…

Олимпиада и олимпийцы

Как я уже говорил выше, Вирус пройдёт, и опять в обществе главными людьми будут футболисты и попса. А о служивых забудут. И людям не будет стыдно. Людям никогда не стыдно забывать героев и превозносить ничтожества и пустышки. Потому что вот такие мы, люди. Существа с короткой памятью и длинным стремлением отводить от себя всё,  травмирующее психику.

На этом фоне радует, что накрылась Олимпиада. В последние годы — это наш нескончаемый позор. Постепенно этот смотр спортивных побед тоже стал таким мутным мороком. Это наглядная демонстрация, как истинные ценности трансформируются в злокачественные и ложные. Как из культа физического совершенства можно сделать помойный бак, где с бульканьем мешаются стероиды и интриги, бизнес и политиканством, где под воздействием химпрепаратов совершенство человеческого тела превращается в гипертрофированное уродство, где царит американский бандит с лицемерными методами типа — мы убиваем вас для вашего же блага.

Хорошо будет, если олимпийское движение с его русофобствующими чиновниками и даже не с двойными, а с десятерными стандартами, канет в лету. К сожалению дерьмо это не тонет, и мы опять рано или поздно увидим Олимпиаду. И наших спортсменов под белым флагом капитулянтства. Потому что олимпийское движение – это большая политика, где Америка пинает неугодных, демонстрируя свое болезненно раздутое эго. Потому что огромные деньги, ради которых попраны и мораль, и всё человеческое.   Никаких чувство кроме омерзения эти олимпийские игрища давно не вызывают, а белый флаг нашей команды — это смачный плевок в морду каждому гражданину России…

Взбодрил плач Ярославны — полый боли крик тренера заштатной футбольной команды:

— Доходы падают! Как мои мальчики будут жить на двести тысяч рублей в месяц?

А как их коллеги из центровых команд проживут на жалкий миллион долларов в месяц, когда привыкли жить на три? Аж сердце от сострадания заходится.

Во всем перераспределении общественного богатства одно из самых несправедливых — это гигантские зарплаты попсы и футболистов. За какие заслуги борец с мячом за месяц получает больше, чем весь штат районной поликлиники за год? Что-то изначально бесстыдное в такой постановке вопросов. Еще один пример вопиющей дисгармонии современного мироустройства.

Так что пускай футболисты худеют. А еще лучше – нехай пинают мяч в свободное от токарных дел время — как при СССР.

Философия и философы

Есть лучшее время для философствования, чем самоизоляция в квартире с запасом продуктов? Ведь именно сейчас мир видится на таком переломе гораздо чётче, выступают до того скрытые мороком выступы и расколы.

Это время задуматься. Разобраться в себе. Попытаться смыть чистыми мыслями, как проточной водой, страхи и неуверенность. И смотреть чаще в  небо, на звезды.

Именно сейчас понимаешь, насколько жалок и несовершенен  и вместе с тем велик человек. Наша плоть пронизана вирусами и держится на лекарствах.  Наше сознание пронизано информационными вирусами и стоит на обмане, самообмане и  истериках.  Наша жизнь подчинена мировым воротилам,  которые в угоду своей алчности трясут этот мир, как грушу со спелыми плодами.

И что тогда остается в нас? Чем мы можем гордиться?  Искра бесконечной жизни, единства его с Мирозданием и другими искрами.

Болезненное и сладостное стремление к совершенству духа. Звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас, как говаривал старина Кант.

А еще думаешь о том, что человек — существо информационное. Вся наша цивилизация стоит как на столбах на постулатах и приоритетах информационных узлов и потоков.

При этом обычно по настоящему актуальная информация и постулаты плотно скрыты за всяким информационным мороком и гипнозом. Они заставляют человечество заботиться о СО2 и правах гомосеков и трансвеститов, вытирать сопли беженцам, не замечая кинжал за их спиной, которым тебе уже планируется отрезать голову.

Но однажды происходит событие, и морок слетает. И встаёт над всем главный приоритет — выживание. И люди, метавшие в Париже бутылки в полицию, вдруг соглашаются выходить из дома по предварительной записи и не дальше пяти метров от подъезда. Потому что понимают — для начала надо выжить. А пудрить мозги можно потом, когда морок вернется.

Я думал, морок стал настоящей реальностью и никогда не сдаст свои позиции. Но оказалось, что страх быстро поставил всё на свои места и вернул пирамиду на место. Простой вопрос – «а вы жить хотите», как то сразу привёл человечество в чувство.  Ненадолго. До новых спокойных времён…

Что день грядущий нам готовит

Главное, что нас терзает тревогой — неопределенность. Никто не знает, чем всё кончится. Все в напряжении ожидания. И в ощущении растягивающегося как резина времени. Неделя карантина. Потом месяц. А потом? Год? Два? И что будет, если появится схожая зараза? Опять карантин? Опять крах? Опять экономические потрясения?

Будет ли возврат в наше ставшее относительно спокойным и теплым болото? Или нас выбросят на ледяную пустыню? Ничего не понятно…

Но это пройдет рано или поздно. И мы, кто выживет, будем вспоминать эту странную жизнь или со смехом, или со стыдом.  Но для этого карантин должен перейти из разряда настоящих в разряд прошлых. А до этого ещё надо дожить…

Илья Рясной
https://aftershock.news



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *