Мартовский обзор. Оohoo | RussiaPost.su


Новости здесь.

Уже не раз было сказано, что в наше время доминирующими были и остаются финансово-политические процессы. Всё остальное – локальные войны, энергетические и цифровые технологии, мировые масс-медиа (МММ) – подчинено логике глобального финансового кризиса, означающего реструктуризацию и смену финансово-политического центра и его политического ядра. Однако, чтобы добраться до этой внутренней, ядреной логики, нужно было сначала отшелушить и препарировать внешние дымовые завесы от МММ.

Ключевым событием нынешнего затяжного марта является официальный старт сразу после равноденствия мультитриллионной программы ФРС по раздаче кредитов, субсидий и выкупу ценных бумаг (кроме как гиперКуЕ по-другому и не назвать). С этого момента на глобальном финансовом рынке начался тот самый переход количества в качество, когда вернуться назад в предшествующее состояние системы уже никак не получится. Теперь только вперед в неизведанное и никем еще не испытанное, для чего еще нет опыта, описания, правил поведение. Поэтому резкое ускорение финансовой накачки даже теоретически не может происходить без резкого замедления реальной экономики. Чтобы произведение денежной массы на скорость оборота денег оставалось соизмеримым со второй частью классического уравнения и не вело к гиперинфляции.

Вопрос только в том, а зачем или почему вдруг понадобилось это гиперКуЕ? Тут придется опять уточнять Гегеля, поскольку переход в новое качество никогда не бывает одномоментным. И более того, это самое новое качество достаточно долго предварительно вызревает внутри прежней системы, и только вместе с распадом отжившей внешней оболочки становится явным не только для внесистемных аналитиков, но даже для функционеров прежней системы.

Для адептов оксюморона «однополярного либерализма» сама способность ФРС печатать и вбрасывать в топку системы триллионы долларов в ходе КуЕ без особых инфляционных последствий для курса доллара была, скорее, признаком магической силы. И на самом деле это выглядело почти чудом с точки зрения теории классического капитализма. Однако верный логический вывод, что это уже вовсе и не капитализм, так и не был сделан. На самом деле формирование двухконтурной финансовой системы, в которой доллары для капитальных операций строго отделены от долларов для потребительского рынка, характерны для «развитого социализма».

Так же, как при Брежневе, при Обаме капитальные операции перестали хоть как-то зависеть от реальной экономики. Просачивание «капитального» доллара в реальный сектор, как и безналичных рублей в наличные в свое время, носило, по сути, плановый порядок, поскольку определялось согласованными в комитетах конгресса бюджетными расходами.

Однако при всей предсказанной конвергенции есть и важное отличие – в насквозь буржуазных США невозможно поддерживать разделение двух финансовых контуров сугубо приказным порядком и запретом на спекуляции (этого даже в Союзе не добились). Наоборот, удержать «капитальный» доллар в границах виртуального финансового рынка удалось за счет вовлечения всех экономически активных субъектов в спекуляции на фондовом рынке. Только этот МММ обеспечили именно что мировые масс-медиа, тотальная рекламная пропаганда.

Впрочем, как и в здешнем рассеянском «МММ» середины 90-х, вовлечь народные сбережения в виртуальные спекуляции, не удалось бы без привлекательной динамики роста, когда «капитальные» операции приносят заведомо больший доход, чем банковские депозиты или даже инвестиции в собственное дело, не говоря уже о чужих, но реальных экономических делах. В этом смысле сам финансовый механизм очень прост и теоретически безупречен, в сугубо виртуальном мире может воспроизводиться в любых масштабах – миллиарды, триллионы, квадриллионы и так далее, не влияя на масштаб потребительских цен.

Однако даже в самой виртуальной компьютерной игре есть внешние ограничения в виде физиологических потребностей игроков. Кто-то должен зайти в эту все более пыльную и деградирующую игровую комнату и положить фастфуд на удобное место, чтобы можно было съесть и выпить, не снимая шлема виртуальной реальности. Ну и памперсы поменять тоже нужно.

В увлекательной игре в виртуальный финансовый «капитализм» для этих же целей нужен был Китай и другие страны периферии. Зависимость реального сектора мировой экономики от виртуального создавалась путем вовлечения компрадорской офшорной аристократии, пусть и опосредованно, через офшорные банки, перекачивающие просочившиеся в производящий сектор доллары обратно в глобальный МММ. Ну и через все прочие механизмы создания бюджетных дефицитов, кредитов МВФ, покупки американских «трежериз» вместо собственных инвестиций в собственную экономику.

До недавнего времени эта конвергентная виртуальная надстройка над реальной экономикой мирно сосуществовала с классикой развитого капитализма, и даже помогала ему развиваться, завершая глобальную экспансию. Даже политически закрытая Северная Корея встроена в реальный сектор мирового рынка через приграничную и контрабандную торговлю с соседями, и в финансовый сектор через офшоры и подставные счета. Аналогично и батька, и иранские аятоллы, и прочие незалежные режимы.

Собственно, где-то на рубеже миллениума это самое встраивание всех и вся в глобальный капитализм случилось и к концу нулевых завершилось глобальным кризисом 2008-09 годов, который и перевел дальнейшую эволюцию в преимущественно виртуальный режим. При этом все немногие сопричастные к выработке финансовой политики отлично понимали, что любой другой режим, кроме глобального МММ, означает немедленное возобновление реального разрушительного кризиса, ведущего к тем более великой депрессии, чем больше лишних производств и услуг добавляется при неизбежном просачивании «капитальных» долларов в реальное потребление.

Азимов в первых книгах своей Трилогии очень наглядно иллюстрировал историко-философские выводы Тойнби о том, как внешние и внутренние противоречия сплетаются воедино в исторических узлах, и неумолимо ведут элиту и всю систему к объективно неизбежному качественному переходу. При этом лидеры со свитой и функционеры старой системы зажаты обстоятельствами, диктующими им единственно возможную траекторию.

С другой стороны, адепты системы уверены и уверяют лидеров, что они всех победят, повторив магические действия своих предшественников во время предыдущего великого кризиса, который эту самую систему породил. При том что все политические системы и режимы погибают именно путем формального повторения этих изначальных действий. (Как СССР загнулся после возрождения уличной активности, Съездов советов и экономики мешочников).

Встав в 2008 году на виртуальный путь КуЕ, финансовая элита Запада уже не могла с него свернуть ни вправо, ни влево. Вернее, попытки маневрировать были – снижать ставки, повышать ставки, расширять денежную массу, сужать базу, но всегда завершались противоположным маневром, выводящим на основную траекторию МММ. Коэффициент прироста стоимости акций должен быть всегда в плюсе, чтобы надежно пылесосить лишние деньги из реального сектора, и чтобы доллар мог еще продержаться одновременно в двух все более несовместимых ипостасях – и как дорожающий, дефицитный на внешних рынках инструмент мировой торговли, и как слегка инфлирующий внутренний доллар реальной экономики США.

Однако, тут уже вступают в силу законы все той же математики, которые помогали до сих пор банкстерам поддерживать систему. С каждым циклом полусжатия-расширения такая двухконтурная система требует все более масштабных вливаний – от нескольких миллиардов в год дошли уже до нескольких триллионов за два-три месяца. А реальная экономика при этом уже давно не расширяется, и при этом полного и очевидного уже для всех отрыва виртуальных фондов от деградирующей реальной ситуации допустить нельзя. Чем больше разрыв между виртуальным и реальным сектором, тем меньшего размера требуется «черный лебедь» для срыва всей системы в панику и затем в величайшую депресиию. Возможно, прошлогодний скандал с новейшим Боингом, обернувшимся «черным гадким утенком», была последним звонком для высших элит, решившим самим надуть из мельчайшего сезонного вируса до размеров слона телерадиоуправляемого «черного лебедя».

По сути, это было вынужденное и консенсусное решение всей расколотой высшей элиты, поскольку замораживание экономических и финансовых тразакций резко снизило скорость оборота денег и в реальном секторе, и в виртуальном. При пониженных оборотах можно не только поддерживать полудохлый фондовый рынок массированной скупкой мусорных по сути акций, замаскированной еще с прошлой осени под операции РЕПО, а теперь и открыто. Это позволяет относительно безопасно подкачивать и проколотый пузырь в реальной экономике, раздавая кредиты без залога и просто субсидии. Тем самым происходит не резкий обвал с разрушением даже относительно здоровых и нужных секторов и предприятий, но постепенное сдутие. Притом что все лишние деньги продолжают отсасываться замедленным, но после управляемого сдутия и триллионной стимуляции снова возрожденным виртуальным фондовым рынком.

Не берусь предсказывать, какой будет следующий шаг после того, как карантин дал время на выработку согласованного решения о судьбе доллара – в обеих ипостасях. Реальную экономику все равно нужно запускать, и отсутствие согласованного решения, скорее всего, ведет к сепаратистским альянсам богатых штатов. (Помнится, в Союзе в 91-м году на союзный рубль в союзных республиках даже спичек нельзя было купить без местного сепаратного купона.) Наверное, этого сценария быстрого распада избежать было бы невозможно, если бы все внешние силы в лице великих держав и больших экономик не были бы так или иначе заинтересованы в сохранении на некоторый период доллара для международных расчетов. Иначе тоже вместо плавного сдутия внешних рынок и переориентации на внутренние рынки «валютных зон» будет резкий обвал и все та же Величайшая депрессия.

Собственно, по этой главной причине выработки согласованного решения и необходима картинная «карантинная» пауза с замедлением оборотов финансовой машины, достигшей пика и теперь медленно сползающей к обрыву, ну или между обрывов, если такой путь найдется. В такой ситуации всеобщей заинтересованности и наличия времени для решения – обязательно найдется какое-то временное решение. Потом, конечно, через какое-то время снова придется тормозить и искать следующий общий ход.

Остался нераскрытым, пожалуй, один ключевой вопрос – а собственно, на что рассчитывали глобалисты-однополярники, когда еще в 1990-х запускали этот глобальный МММ, а потом еще и наращивали обороты, отлично понимая, что за любым высоким подъемом следует столь же крутой спад. Почему бы не остановиться хотя бы на полпути к опасной ледяной вершине и не начать управляемый спуск в тот период, когда на планете вообще не было конкурентов единственному полюсу США?

Скорее всего, все дело в психологии. Настоящие, тем более потомственные банкстеры поколениями живущие в виртуальной башне фондовых рынков свой неизбывный страх перед абсолютно недоступной их пониманию внешней реальностью могут гасить только абсолютным высокомерием и презрением ко всем этим людишкам, обеспечивающих игроков триллионного уровня эксклюзивным фастфудом и свежими памперсами от кутюр.

Все до единого обитатели этих виртуальных игровых башен из слоновой кости отлично помнят, как предыдущий масштабный кризис Великой депрессии привел их прадедов на вершины власти, когда объединившиеся банкиры и гангстеры общими усилиями раздели и потеснили промышленников. Правда после этого для восстановления пришлось делиться властью и уже вместе с промышленниками развязывать мировую войну. Однако в те времена объединенные банкстеры имели жизненный опыт и прислушивались к оппонирующим мнениям, а не покупали все мировые масс-медиа опытом для навязывания единственного правильного своего. (Опять же знаем, чем это закончилось для советской олигархии.).

Вот и в начале этого века, когда казалось пали последние бастионы на пути однополярной экспансии, казалось вот еще немного – и цель близка, провернуть тот же самый финт с резким обвалом фондовых рынков и скупкой по дешевке акций, плодородных земель и так далее. Все уже было готово для этого. Только вот в результате безудержного распила и эффективного менеджмента вдруг выяснилось, что военная машина США может противостоять только армиям третьего мира, ну и пугать своих сателлитов. А против Китая и России уже не могут. А потому даже Германия при угрозе банкротств своих предприятий заранее объявила о возможной временной национализации, вместо распродажи. А вслед за ней даже в опущенном глобалистами Киеве местные элиты снабжают кучей оговорок закон о продаже земли.

«А вот это провал!» — не могли не удивиться потомственные банкстеры, ожидавшие покорной сдачи собственности от бывших клиентов. Как в том анекдоте про волка и зайца – «Так, заяц, приглашаю тебя завтра на обед. Придешь? Что значит нет? Ну тогда вычеркиваю тебя…» А при таких раскладах – зачем тогда вообще допускать Величайшую депрессию, если это вообще никому не принесет дивидендов. Поэтому хочешь – не хочешь, а согласованное решение по доллару и ключевым рынкам придется искать и находить.

Продолжение следует

ЖЖ: oohoo



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *