Три четверти школьников неграмотны: в США хоронят систему образования


Новости здесь.

Этот комментарий на республиканском ресурсе dailysignal.com стал событием. Из материала (вернее, из подписи к иллюстрации) следует, что министр образования США Бетси Девос называет подведомственное ей образование «антикварным». Текст собрал более двух сотен откликов читателей. Прочие материалы ресурса не имеют никакого шанса за ним по этой части угнаться. И это в тяжелый для родины час, когда — вроде бы — все пишут и читают только о вирусе, о том, как с ним борется нынешняя администрация и кто в чем виноват.

Яростная дискуссия об «антикварном» школьном образовании идет в США уже не первый год и на множестве площадок. Просто внешний мир не очень-то этим интересуется, мы по большей части наблюдаем лишь политические вершки разных глубинных американских процессов. А зря, потому что не понимаешь, что происходит с корнями общества, — не поймешь и того, почему «цветы» этого общества, политики, так странно ведут себя в отношениях с Россией и еще множеством прочих стран. И почему вообще ведут себя странно.

И это не говоря о том, что сам ход американской дискуссии об их образовании до смешного пересекается с такими же нашими битвами, и какие-то полезные идеи оттуда можно взять или, наоборот, не брать.

Вот сам комментарий, о котором речь: автор его, седой профессор экономики Уолтер Уильямс, объясняет, как его учили в школе, — да били меня, говорит он. Вызывали к завучу по дисциплине, подвергали телесным наказаниям, а если бы я пожаловался родителям, те бы еще добавили. Зато сегодня попробуй даже подумать о подобном.

Результат таких перемен — о нем, собственно, в комментарии и речь. Бетси Девос опубликовала итоги исследования, проводившегося в 2018 году, тестировали 42,7 тысячи восьмиклассников в 780 школах по всей стране. Только 15 процентов дотягивали до нужного уровня по знанию американской истории, только 25 процентов соответствовали стандартам по географии (то есть 75 процентов не могут найти на карте самые основные точки, даже в собственной стране). То же по гуманитарным наукам в целом: три четверти неграмотны во всех смыслах.

Неграмотная Америка при Бетси (и Дональде Трампе) хотя бы перестала деградировать. То есть данные тестов 2018 года не показали никаких перемен по сравнению с предыдущими, от 2014 года.

Профессор говорит: люди, учившиеся в 20-30-х годах по еще более «антикварным» методам, могли бы нарезать круги вокруг нынешних учеников, еле шевелящихся по части знаний.
Как и во всяких читательских откликах на этот и прочие материалы, тут преобладают люди довольно странные. Вот учитель рассказывает о мозговом штурме коллег на тему «а давайте вообще не будем их всему этому учить, им же неинтересно — давайте говорить о том, чего они действительно хотят». Или: у школьников, не имеющих доступа к компьютерам, лучше развиваются навыки жизни в обществе, да у них просто преимущества перед теми, кто из Сети не вылезает. Пишет, заметим, айтишный системщик… Стоп, а вдруг в обоих этих странных высказываниях что-то есть?

Но давайте вернемся к истокам разговора: а что значит «антикварная» система образования, то есть когда она была новой и с какого года вообще существует? Здесь самое интересное. Потому что разговор переходит в сферу политической философии.

Корень зла, пишут разъяренные дискутанты, растет из 1979 года, когда демократы создали Министерство образования США. Точнее — переформировали его, оно было и раньше, но отвечало также за здравоохранение и социальные службы. Дело попросту в том, что до 1979 года образованием занимались штаты, каждый со своими особенностями, а идея демократов 70-х годов была в том, чтобы создать мощную централизованную силу отдельно для реформы школ.

Создали. И заложили в нее две активно обсуждаемые ныне идеи. Первая: школьники должны учиться не потому, что это интересно, формирует человека и учит его думать, а для того, чтобы пройти тесты — единые для всей страны. То есть появилось знакомое нам ныне ЕГЭ. И вот сегодня несутся вопли: детям абсолютно не хочется годами готовиться к тем самым тестам, школа в идеале должна быть не для того. Половина программ вообще лишняя, если речь только о тестах. Да, и вспышки насилия — тоже от безысходной скуки…
А зачем вообще нужны были эти тесты? Для того, чтобы были единые стандарты образованности по всей стране. Дело в том, что сама идея от 1979 года, то есть суперцентрализованного Минобра, строилась на концепции: все школьники, от Аризоны до Калифорнии, должны быть равны, иметь одинаковый уровень выпускных знаний. Это называется — социальное равенство.
А это автоматически означало, что вся система теперь ориентировалась на нижнюю планку стандартов. Возникла классическая ситуация Цусимского побоища: какой толк от новеньких крейсеров типа «Авроры», если вся эскадра вынуждена держать скорость «старичков», сошедших со стапелей в 80-х годах XIX века? И вот, напоминает еще один читатель, до 1979 года мы были вторые в мире по уровню знаний выпускников, теперь — сороковые.

То есть выкручена наизнанку идея образования как соревновательного процесса, который всю жизнь беспощадно отбирает лучших. Деградация США как сверхдержавы — сложный процесс, но как минимум часть корней лежит и вот в этой сфере.

О том, что надо «что-то делать с образованием», говорил еще Барак Обама, затем кандидат в президенты Трамп. Результат… теперь все недовольны работой Бетси Девос: «Что сделала эта миллиардерша за четыре года?»

Ну, она пробила, наконец, единое для всех школ правило, по которому у мальчиков, обвиненных девочками в сексуальных домогательствах, есть право как-то защищаться и требовать фактов и доказательств.

Может, теперь насилия в школах будет чуть меньше. Молодец, Бетси…

Дмитрий Косырев
РИА Новости



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *