Уничтожить, нельзя продать. США избавляются от продуктов питания


Новости здесь.



Гримасы капитализма

Процедура уничтожения продовольствия не является американской идеей. Когда развитые страны избавили своё население от голода, излишки еды нередко уничтожали. Естественно, это вызывало резонанс в обществе. В России, как известно, поток возмущения не помешал за последние четыре года уничтожить более 32 тысяч тонн санкционных продовольственных товаров животного и растительного происхождения. Данные шаги, на первый взгляд варварские, имеют серьезное экономическое обоснование.

Во-первых, это делается потому, что «не положено»: на законодательном уровне санкционные продукты запрещены в России. Во-вторых, государство заботится о стабильности внутреннего рынка: незаконно ввезенные товары могут снизить цены на аналогичные продукты, а это уже угроза занятости населения и уровня их доходов. Даже французы не прочь иногда уничтожить изысканные деликатесы собственного производства, протестуя против ввоза иностранных аналогов.

Ситуация очень походит на рынок энергоресурсов с существующим картельным сговором ведущих нефтепроизводителей. В обоих случаях сокращение предложения ведет к повышению стоимости товара. Причем под нож идут не только продовольственные товары. Так, в апреле 2014 года бельгийцы уничтожили 1,5 тонны контрабандной слоновой кости в качестве протеста против браконьеров. И, естественно, серьезно подняли цены на этот товар на черном рынке. В Сингапуре регулярно уничтожается на таможнях кожа варанов и питонов. Индонезия пять лет назад прославилась уничтожением нескольких десятков тысяч медицинских препаратов и косметических средств.

Второй причиной уничтожения контрабандного, или, как в случае с Россией, санкционного товара, может стать несоответствие нормативам санитарно-эпидемиологического надзора. Подпольно ввезенное мясо, молочные продукты или, к примеру, консервы вполне могут стать причиной массовых отравлений, а порой и вспышек инфекционных заболеваний.

К списку причин отказа большинства стран от раздачи малоимущим продуктов, подлежащих уничтожению, можно приписать коррупцию. Оказывается, гораздо проще вывалить сотни килограммов браконьерской икры, чем предоставить местным чиновникам право распределять продукты. Кто даст гарантию, что в дальнейшем это не станет частью теневого бизнеса?

Одними из первых в истории решились на уничтожение продуктов питания чиновники США времен Великой депрессии. При этом в одной части штата люди стояли в очереди за бесплатным обедом, а в другой фермеры выливали тонны молока в землю. Это, кстати, было законодательно урегулировано: в Соединенных Штатах с 1933 года правительство закупало у фермеров мясо и овощи для последующего уничтожения. Также всячески поощрялось сокращение посевных площадей. Программа помощи фермерам (Agricultural Adjustment Act) – так называлась соответствующая инициатива Франклина Рузвельта, направленная на смягчение последствий кризиса перепроизводства. Зерно, к примеру, могли просто вывезти в океан и сбросить в воду. При этом даже на пунктах утилизации продуктов полуголодным американцам не разрешалось пополнить скудные запасы еды. Джон Стейнбек в романе «Гроздья гнева» пишет:

«Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи. Плодородная земля, прямые ряды деревьев, крепкие стволы и сочные фрукты. А дети, умирающие от пеллагры, должны умереть, потому что апельсины не приносят прибыли. И следователи должны выдавать справки: смерть в результате недоедания, потому что пища должна гнить, потому что её гноят намеренно. Люди приходят с сетями вылавливать картофель из реки, но охрана гонит их прочь; они приезжают в дребезжащих автомобилях за выброшенными апельсинами, но керосин уже сделал свое дело. И они стоят в оцепенении и смотрят на проплывающий мимо картофель, слышат визг свиней, которых режут и засыпают известью в канавах, смотрят на апельсинные горы, по которым съезжают вниз оползни зловонной жижи; и в глазах людей поражение; в глазах голодных зреет гнев…»

В те времена жесткие экономические интересы взяли верх над гуманизмом – в 1933 году правительство закупило сразу 6 млн. свиней для уничтожения. В результате голод Великой депрессии действительно стал великим и унес несколько миллионов жизней. При этом у населения практически не было наличности, за которую они могли элементарно приобрести себе еду. В итоге упали закупочные цены, и фермеры уже без подсказки со стороны правительства самостоятельно выливали молоко в канаву. Сейчас в мире правит бал коронавирус и, похоже, что смутные времена 30-х годов прошлого столетия возвращаются в США.

Призрак Великой депрессии

Американская жизнь замерла и пока даже примерных сроков восстановления прежней активности не видно. Если раньше оптимизмом хоть как-то заряжали выражения типа: «Карантин не на всегда – он когда-нибудь пройдет», то сейчас все больше голосов за то, что впереди у всех новая жизнь с фанатичным соблюдение норм гигиены. Для американцев, похоже, к новой реальности добавляется призрак Великой депрессии. Как известно, чем более высокоразвитой является страна, тем меньший процент граждан питается в домашних условиях. Просто потому, что гораздо проще зайти в кафе, ресторан, забегаловку и пополнить баланс углеводов, жиров и белков, чем готовить дома. Да и вторые половинки в семьях высокоразвитых стран чаще работают, и у них просто нет времени на кухню. В США же с их традиционным гигантским потреблением фастфуда это процесс был возведен в квадрат. И вот все: общественное питание закрыли, школы и университеты со столовыми также на карантине, а мощнейшее сельское хозяйство продолжает насыщать страну продуктами. В общей сложности потребление упало почти в два раза. Инерция такова, что избыток мяса, молока, овощей и фруктов приходится уничтожать. Сейчас каждый день в США выливают на поля, в канализацию или просто в ближайшие канавы без малого 14 млн. литров молока! Если в ближайшее время коронавирус не отступит и правительство не ослабит карантин, фермеры угрожают сокращением поголовья крупного рогатого скота. А это уже долгосрочные кризисные явления, которые и после пандемии будут ощутимы не один год. Привыкшие к комфортной жизни американские обыватели могут не понять серьезного скачка цен на молочные продукты и мясо. С овощами и фруктами ситуация также складывается не лучшим образом – многие производители вынуждены «возвращать земле» сотни тонн урожая культурных растений.

При этом пандемия наносит сельскому хозяйству США еще один удар – заражены сотрудники многих ферм и перерабатывающих предприятий. Так, ушел на карантин завод Tyson Foods, крупнейший в штате Айова производитель мясной продукции. В день этот гигант перерабатывал 19,5 тыс. голов свиней. На конец апреля порядка 15% всех мясоперерабатывающих предприятий отрасли в США по разным причинам остановили свою работу. В условиях снижения спроса и, соответственно, снижения прибыли, фермерам невыгодно откармливать свиней дальше, надеясь на улучшение ситуации, и тысячи голов животных идут на убой. Американский конвейер потребления настолько зависел от аппетитов населения, что не были предусмотрены мощности для консервации продукции. Не хватает ни холодильных установок (многие из них вообще переоборудовали для хранения трупов жертв COVID-19), ни производственных мощностей для производства продукции длительного хранения. Но даже и в этих случаях хранение сельхозпродукции будет стоит немалых денег. В США уже были прецеденты, когда производители были вынуждены доплачивать клиенту за реализацию товара, лишь бы освободить хранилища. Вспомним ситуацию с отрицательной стоимостью нефти. Проблема еще и в том, что американцам сложно предложить свою продукцию на экспорт – стоимость рабочей силы в США немаленькая и страны третьего мира, которые и сейчас не отказались бы от продовольствия, просто не могут себе этого позволить. Поэтому фермерская продукция идет в утиль.

Надо сказать, что правительство Трампа все-таки отреагировало и выделило порядка 3 млрд. долларов на закупку излишков продукции у фермеров. Решение, конечно, не в духе Франклина Рузвельта, но никто сейчас из политиков не хочет столкнуться с десятками, а то и сотнями тысяч безработных после окончания пандемии. В дальнейшем выкупленную продукцию планируется перераспределить между нуждающимися в стране. Правда, вот опоздали с мерами на полтора месяца: процесс уничтожения (а, соответственно, сокращение работников) в самом разгаре. Безусловно, Трамп, отойдя от кризиса, начнет накачивать своих сельхозпроизводителей миллиардами долларов, надеясь на скорое восстановление хозяйства. Но деньги вряд ли помогут быстро восстановить племенное поголовье коров и свиней, тем более что в соседних странах и Европе ситуация также развивается по негативному сценарию. Россия, к примеру, останавливает экспорт пшеницы, а канадские фермеры по примеру южных соседей также принялись массово сливать молоко в навозные кучи и забивать скот. В будущем покупать свежее поголовье будет негде, и страна неизбежно столкнется с подорожанием продуктов, а, вероятно, и с их острой нехваткой.

Призрак Великой депрессии пришел, похоже, и в Европу. Так, во Франции, Италии и Испании по причине серьезного снижения спроса виноделы планируют перегнать свою продукцию в спирт, который, в свою очередь, станет основой для дезинфицирующих санитайзеров. При этом главной причиной снижения спроса производители, как и в США, называют закрытые на многие недели рестораны, бары и кафе. Несмотря на то, что европейцы стали больше пить алкоголя в домашних условиях, общий тренд снижения потребления (на 30%) заставляет виноделов задуматься о ликвидации запасов продукции. В самом оптимистичном варианте вино пойдет на упомянутые санитайзеры. Новые времена – новые продовольственные тренды.

Евгений Федоров
https://topwar.ru



Источник: RussiaPost.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *