Ее выбор


«После этого бокала станет легче», — думала Динара, наливая себе еще шампанского. Ее взгляд случайно остановился на своем отражении в большом зеркале напротив барной стойки. Ей на миг показалось, что она голая — настолько откровенен был ее наряд, состоящий из черного корсета и красной юбки, больше похожей на набедренную повязку. «Боже, я выгляжу, как проститутка», — подумала девушка, пытаясь спустить подол юбки пониже. Вообще-то шеф не заставлял одеваться так вульгарно, даже наоборот, приветствовалась более сдержанная одежда, дразнящая воображение клиентов. Тем более в баре не всегда было жарко, а в спальнях на втором этаже было чаще прохладно. «Так я же и есть проститутка!» — вдруг осенило Динару. От этой мысли ей снова стало гадко, и она залпом выпила свое шампанское. А ведь когда она летела в Польшу, предвкушала совсем иную жизнь…

Динара была обычной девушкой из Бишкека. Закончила школу, поступила в университет. Родители радовались, что у них выросла такая разумная красавица-дочь, а Динара их просто боготворила.

На первом курсе она встретила Айдара, в которого тут же влюбилась. Все складывалось замечательно, и он стал ее первым мужчиной. Динара уже видела их счастливое совместное будущее, но тут случилась очень грустная и банальная история. Однажды пары на учебе отменили, и девушка решила сделать сюрприз своему любимому — нанести ему неожиданный визит прямо ранним утром. Поднявшись по лестнице, она увидела Айдара, выходящего из квартиры в обнимку с незнакомкой с весьма потрепанной шевелюрой. В 8 утра.

Он просил прощения, все отрицал. Динара просто не могла забыть предательство и отвергала все попытки снова стать парой. А потом за ней стал активно ухаживать Канат. В его объятиях она безуспешно пыталась забыть боль измены. И все, что раньше радовало, вдруг стало таким пустым и никчемным… Именно тогда Динара решила уехать.

«Нужны девушки для работы в Польше». Это объявление из газеты она показала своей подруге Бегаим, которая тоже давно мечтала покинуть Кыргызстан.
— Давай позвоним. Может, нормальная работа. — предложила Динара.
— Ладно, хоть спросим, что за работа, мы же ничего не теряем. — согласилась Бегаим, уже набирая номер из объявления.

Ничего страшного в этой работе не было. Вежливый женский голос объяснил, что это обыкновенная работа официантки в баре. Оплата зависела от чаевых, обычно не менее 1000 евро в месяц. Дорога оплачивалась фирмой. Визу тоже делала она.

— Круто, я уже согласна! — восторженно говорила Бегаим Динаре, — Надо еще Кате рассказать — чем нас будет больше, тем безопаснее и веселее. Скинемся и снимем квартирку.
— Давай, — согласилась Динара. — Официантки — это только начало нашей головокружительной карьеры!
Забегая вперед, не могу удержаться и не заметить, что «карьера» и впрямь была в каком-то смысле «головокружительной».

И вот теплой августовской ночью Динара, Бегаим и Катя сели в самолет и полетели в Краков. Пролетая над ночным Бишкеком, Динара вспомнила Айдара. «Я не вернусь, пока не заработаю очень много денег. Я всем покажу, кто я и на что способна», — дала себе обещание девушка.

Официантов в том баре было предостаточно. На самом деле девушек ждала совсем другая работа — разводить клиентов бара на деньги. Способов было несколько. И самый безобидный из них — консумация. Для счастливых неосведомленных справка из Википедии:

Консума́ция (лат. consumo, «потребляю») — стимулирование спроса на услуги посетителей ресторанов, ночных клубов и иных увеселительных заведений. Консумацией часто занимаются молодые девушки: они побуждают клиентов в баре, публичном доме и т.п. покупать еду, напитки и прочее, — за что получают свой процент от заплаченного гостем. В части заведений консумация не подразумевает «интим» как таковой, но может присутствовать.

Также можно было танцевать стриптиз для клиента. И, наконец, на чем можно «реально много заработать» — подняться с клиентом на второй этаж, где «влюбленных» ждали комфортабельные спальни с отдельными ванными комнатами.

Динара и Бегаим поначалу занимались только консумацией. Катя же сразу стала заниматься проституцией. И ей это даже нравилось. Что называется, быстро вошла во вкус.

С каждого заказа ее клиента в баре Динара получала 40%. Катя и присоединившаяся к ней Бегаим зарабатывали небольшие проценты с оплаты снятых спален, а гонорар за интим-услуги был полностью их.

Каким образом Динара провоцировала мужчин делать заказы? Сначала самым неуклюжим. Позже приноровилась. Улыбалась, была мила. С ее далеким от совершенства английским завязать интересную беседу с мужчинами, увы, не получалось.

В нее даже влюблялись, делали подарки, расспрашивали о том, что сподвигло ее на такого рода деятельность. Динара не знала, что ответить. Но можно было вызвать жалость у мужчины какой-нибудь душераздирающей историей вроде: «Мама умерла, когда мне было 13, отец запил, а надо кормить 3 сестренок». Услышав такое, добрый клиент мог оставить девушке щедрые чаевые.

Один из клиентов был очень настырным. Он все время уговаривал Динару продолжить с ним вечер на втором этаже. На ее отказы он всегда отвечал одинаково: «Ты все равно мне отдашься». Запомнила его девушка по странному одеколону.

И вот наступил тот день, когда и Динара поднялась в спальню с мужчиной. Перед этим она выпила бутылку шампанского, но даже это не спасло ее от истерики после первого продажного раза. Она снова вспомнила своего Айдара. Ее трясло от рыданий, а клиента уже и след простыл. На столике лежала купюра и казалось, что даже Франклин с изображения кричал ей: «Шлюха!».

Прошел почти год после той ночи. Море слез, выпитого спиртного, мужчины, имена и лица которых она уже даже не пытается запомнить. Странно, Катя и Бегаим говорили, что со временем станет легче это делать. Но после каждого раза Динара впадает в подавленное состояние, много пьет и курит почти без перерыва. Зарабатывает в среднем 1000 евро в месяц. Когда она жила в Кыргызстане, ей казалось, что даже наши жрицы любви зарабатывают в разы больше.

Однажды подвернулась отличная возможность вернуться на родину. Один из клиентов, сердобольный малый, предложил трем подругам свою помощь. Он должен был встретить девушек в своем городе, купить билеты домой и проводить в аэропорт. Но в последний момент кыргызстанки передумали. А что, если он не сдержит обещания? Перспектива остаться ни с чем на улице в чужой стране, в далеком от столицы городе девушек не радовала. И они продолжали работать в этом притоне, замаскированном под бар.

За этот год Динара многому научилась. Не доверять. Надо было подписывать какие-то бумаги на чужом языке, и Динара переводила каждое слово. Нужно было внимательно считать зарплату, могли надуть с процентами. Меньше разговаривать с «коллегами», бывали скандальные и агрессивные дамочки или любительницы подложить свинью в самый неожиданный момент, завистницы (тут все как во многих обычных коллективах, как выяснилось). Следить за тем, чтобы клиент не фотографировал и не записывал видео. И многие другие моменты.

Чему еще научилась Динара? Тянуть время, чтобы как можно меньше оплаченных клиентом минут оставалось непосредственно на интим. Забывать о природной брезгливости. Хотя перед тем, как приступить к делу, мужчина всегда отправлялся в душ. А после в душ шла и она. В этом рае для неудачников девушек регулярно заставляли проходить гинекологический осмотр для выявления венерических заболеваний. И мужчины всегда надевали презерватив.

Кстати, о презервативах. Однажды он порвался. Клиент был напуган больше самой Динары. Он стал обвинять ее в том, что эта ситуация была создана ею намеренно. И только вторая девушка смогла весьма незатейливым образом успокоить параноика. К счастью, обошлось. Со всем.

Сейчас Динара не собирается возвращаться домой. Слишком много она отдала этому бару, этим мужчинам. Вернется, как и обещала она себе год назад, только с большими деньгами. Не пытайтесь объяснить ей, что в этом месте и, главное, этим местом она их не заработает. Для нее принципиально стать богатой именно этим путем.

… Рядом сел немолодой мужчина в очках и с лысиной на макушке.
— Ну привет, — сказал он, улыбаясь в 32 желтых от сигарет зуба.
Динара посмотрела на него пьяными глазами.
— Ну привет… — начала она с отрепетированной улыбкой и тут осеклась.
Это был тот самый мужик, который настаивал на интиме, когда она еще была консуматоршей. Даже одеколон был тот же.
— Говорят, ты теперь тут как все. — продолжал он ехидно, — Я же говорил, мы с тобой поднимемся когда-нибудь в спальню. Пошли?

Какой-то внутренний голос говорил ей: «Пошли его, пошли всех, собирай вещи и возвращайся домой!». Но она давно перестала слушать этот голос. Она взяла бутылку с остатками шампанского в одну руку, жирную ладонь клиента в другую, и повела его наверх.



https://allwoman.site/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *